Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

28

            -- Приду как-нибудь.

            -- Не как-нибудь, а поскорей приходите. Скоро ведь вас и совсем редко будешь видеть.

            Леночка проводила Николая до калитки, крепко пожала ему руку и долго еще смотрела вслед.

            Потом тихо повернула назад и принялась варить варенье.

            -- Пожалуй, Смирниха окрутит молодца! Ты как, Лена, думаешь? -- заметила Марфа Алексеевна, выходя на террасу. -- Она женихов ищет, как кошка мышей...

            -- Да вы почем знаете?

            -- Знаю, мать моя. Я все знаю. Мне ихняя ключница все говорила. Девки на возрасте.

            -- Охота вам, тетя, всякие сплетни слушать. Что Вязников -- мальчик, что ли?

            -- Хитры они. Старшую-то как выдали... слышала?..

            -- Не хочу я слушать.

            -- А ты чего взъелась? Ну, не хочешь, как хочешь! -- равнодушно ответила Марфа Алексеевна. -- Мне что, мне все равно. Жених только он подходящий. У старика-то деньги припрятаны...

            -- Вы видели?

            -- Недаром опекуном был десять лет.

            -- Тетенька! Я прошу хоть при мне-то гадостей этих не говорить. Иван Андреевич... это такой святой человек.

            Голос ее дрожал от волнения.

            -- Да что ты в самом деле на стену лезешь? Ишь как расходилась! Ну, святой так святой... почему я знаю. Им же хуже! Горячишься, глупая, из-за пустяков. И без того жарко. О-о-ох! Пойти, что ли, полежать перед обедом!..

            Марфа Алексеевна покачалась в раздумье и скрылась в комнату.

            -- Хороши пустяки! -- в волнении шептала Леночка. "Не женится он ни на одной из Смирновых! Этого не может быть!" -- подумала она.

            Возвращаясь домой, Николай даже усмехнулся, припоминая, что сперва он возлагал такие надежды на Леночку и пробовал было "разбудить дремавшую мысль".

            "Настоящая ее сфера -- нянчить, работать и есть. И, кажется, ничего другого и не надо ей. А я вообразил было... Прехорошенькая из нее будет самочка, если только она не распустится совсем с диким человеком!" -- решил Николай.

            Ему сначала показалось, что выход Леночки замуж таит в себе какую-нибудь драму -- он очень любил драматические положения, -- и все ждал, что Леночка откроется своему товарищу. Оказывалось теперь, по его мнению, что никакой драмы нет. Никто ее не заставляет. Понравился барышне дикий человек. "Только как он мог понравиться?" Николаю сделалось даже обидно, что его труды по развитию Леночки пропали даром.

            "Не моего она романа!" -- повторил он.

           

           

            На следующий день отец с сыном собрались к Смирновым. Давно уже следовало отдать им визит, но Вязников день за день откладывал, поджидая приезда Николая. Старику хотелось похвастать перед Смирновыми сыном. Марья Степановна наотрез отказалась ехать. Во-первых, некогда и, во-вторых, что она будет там делать? Она вообще не любила выезжать и показываться в люди, хотя и рада была принимать у себя. "Уж поезжайте вы одни да извинитесь за меня, домоседку!"

            В двенадцатом часу коляска, запряженная тройкой неважных лошадей, стояла у крыльца, и старый, сухощавый Фома -- он же и садовник -- молодцевато сидел на козлах, облекшись в старенький летний армяк, сидевший, впрочем, на Фоме довольно неуклюже.

            Николай только что окончил туалет и вышел в гостиную в сопровождении Васи, который старательно смахивал щеткой пылинки с новой пары брата и, казалось, принимал большое участие в этом деле, хотя и говорил раньше, что нет ничего любопытного

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту