Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

25

по лесу. В скорбных звуках было что-то щемящее, прямо хватающее за душу.

            Николай остановился и не заметил, как вздрогнула рука Леночки.

            -- Какой чудный голос! -- прошептал он. -- Послушаем.

            -- Нет, пойдемте. У меня голова болит!

            С этими словами она выдернула руку и быстро пошла вперед.

            -- Славно наш народ поет! -- проговорил, догоняя Леночку, Николай. -- Сколько чувства, сколько выражения. Так петь, как этот мужик пел, может только человек с душой.

            -- Это не мужик пел.

            -- Что вы? Манера мужицкая... Сейчас видно.

            -- Я знаю этот голос и знаю эту песню.

            -- Кто ж это пел?

            -- Лаврентьев пел! Он славно поет!

            -- Жених ваш? Вот никак не думал! -- проговорил Николай, как будто несколько разочарованный. -- Что ж он по лесу бродит?

            -- Верно, меня дожидался, а теперь возвращается домой.

            Они пошли к дому. Большая мохнатая собака бросилась с лаем к Леночке.

            -- Здравствуй, Фингал, здравствуй!

            Фингал замахал хвостом и потом осторожно обнюхал Николая.

            Николаю было грустно, что прогулка так скоро кончилась. Ему хотелось еще гулять. Он протянул руку, крепко пожал Леночкину руку и вдруг проговорил:

            -- Простите меня, Леночка. Вы славная девушка, и дай вам бог счастья.

            Он прикоснулся губами к ее руке и сказал:

            -- Вы любите его! И он, верно, вас любит. Вы стоите любви!

            И снова поцеловал Леночкину руку.

            Молодая девушка быстро отдернула руку и скрылась в дверях, а Николай тихо побрел домой, нарочно замедляя шаги.

            Николай зашел к отцу, -- старик еще не ложился: он сидел за французской исторической книгой, -- и простился с ним, заметив, что устал с дороги. Он прошел к себе в комнату -- хорошо знакома была ему эта комната! -- и стал раздеваться. Он заглянул было в комнату брата, но там было темно. Николай окликнул Васю. Ответа не было.

            -- Верно, спит!

            Через минуту он уже лежал в чистой, мягкой постели, с наслаждением потягиваясь и предвкушая сладость сна. Он скоро погасил свечку, повернулся на бок, и разнообразные отрывки мыслей бродили беспорядочно в его голове. То думалось о Леночке... "Зачем она замуж выходит!" И образ красивой девушки мелькал в его воображении. Славная она, хорошая!.. Образ Леночки сменялся другим образом, молодым и тоже красивым. Он вспомнил сестру Бежецкого. И та славная! Потом мечты забродили о будущем. Что будет? О, вероятно, будет хорошо, отлично будет. Ему представлялось, как он будит общество своими громовыми, горячими статьями. Его все знают, лучшая часть общества его уважает. Он знаменитый писатель. Но вдруг на смену является другая картина. Он в суде и защищает -- даром, разумеется, -- несчастного вора. Речь его льется свободно, горячо. Масса публики жадно слушает его. Судьи даже встрепенулись, а прокурор совсем смущен. Он кончил и ждет... Выносят оправдательный приговор. Он жмет руку оправданному. Он счастлив и горд. Он не похож на своих собратов. Он обелять не будет... Он будет по совести... Опять новые картины: то он профессор, то он в далеком захолустье, после того как послужил честному делу, но он скоро возвращается, и все приветствуют его. Мысли начинали путаться. Приятное ощущение дремоты начало охватывать его. Мозг ослабевал. Он испытывал ощущение усталости и безотчетного счастия, вспоминая, что он дома, в родном гнезде, и что у него такие

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту