Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

21

На улице возились в грязных рубашонках чумазые ребятишки. У завалин сидели старухи, греясь, как черепахи, на солнышке. Народ не возвращался еще с поля. Иван Андреевич с Николаем зашли в одну избу. Их так и обдало спертым, прокислым запахом. На скамье совсем ветхий старик плел лапоть. При входе гостей он пристально взглянул старыми слезящимися глазами и не сразу узнал господ.

            -- Здорово, Парфен Афанасьевич!.. -- проговорил Иван Андреевич. -- Вот сына старшего привел. Сегодня только приехал.

            Николай подошел к старику и протянул ему руку.

            -- Не узнаешь разве, Парфен Афанасьевич?

            -- Как не узнать!.. Здравствуй, Николай Иванович, здравствуй! Бог тебе в помочь. Ничего... парень славный, чистый парень! -- прошамкал он, присматриваясь к молодому человеку.

            -- Как здоровье? -- спрашивал Иван Андреевич. -- Ты, слышал я, хворал?

            -- Еще земля носит, Иван Андреевич, носит еще!.. Ноги вот одолели... не могу владать ногами, а то слава тебе господи. Спасибо барышне -- мазью мажет. Быдто и легче. Не забывает больного.

            С минуту они побыли в избе и вышли.

            -- Бедность, как посмотрю! -- проговорил Николай.

            -- Неурожаи все были!..

            -- Плохо живут, по-старому?..

            -- Скверно.

            -- И все на бога надеются?..

            Старик промолчал.

            -- Какая это барышня к старику ходит?

            -- Леночка... Она у нас тут за доктора. Неутомимая!

            -- Вот она какая! -- протянул Николай.

            Из деревни прошли в поле. По дороге встречались мужики и бабы, возвращавшиеся с работы. Все приветливо раскланивались с Вязниковыми. Все мужики и бабы казались Николаю сегодня особенно хорошими. Он был в самом идиллическом настроении. Все его восхищало, ко всему он относился тепло и сочувственно.

            Уже смерклось, когда вся компания возвращалась домой.

            -- Елена Ивановна!.. -- проговорил Вася, до того молча шедший рядом с Еленой. -- Вы, верно, забыли? Мне сказывал Григорий Николаевич, что он сегодня зайдет к вам!

            -- Спасибо, Вася, что напомнили! -- вспыхнула Елена. -- Знаете ли, о чем я попрошу вас? Сходите к нам и скажите, что я останусь здесь!

            -- Остаетесь? -- прошептал юноша упавшим голосом.

            Елене показалось, что в голосе его дрожала скорбная нотка. Она вспыхнула.

            -- Да, остаюсь. Что же тут удивительного?

            Она засмеялась, но смех ее был какой-то ненатуральный.

            -- Вы, Вася, скажите Григорию Николаевичу... Впрочем, нет... ничего не говорите. Просто скажите, что я сегодня не буду дома!

            -- Я скажу... Я ничего... Я так!.. -- пролепетал Вася, смущаясь еще более и как-то неловко ступая своими длинными ногами. -- Вы не сердитесь, Елена Ивановна, пожалуйста!

            -- За что сердиться? -- с живостью возразила Леночка. -- Вы просто глупости говорите.

            -- Это правильно! -- добродушно промолвил Вася. -- Глупости! Это вы верно... А мне показалось...

            Он что-то еще хотел сказать, но слова, видно, не слушались его и засели в горле. Он улыбался кроткой улыбкой и счел долгом еще раз повторить: "Пожалуйста, не сердитесь! -- причем это извинение у него выходило такое комичное, что Леночка улыбнулась.

            -- Я сейчас же иду, Елена Ивановна!

            С этими словами он повернул назад и быстро зашагал по дороге.

            -- Ты куда это, Вася? -- окликнул Николай.

            -- К Лаврентьеву.

            -- Приходи скорей, Васюк!

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту