Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

14

Николай шутя погрозил пальцем.

            -- Ишь к чему тебя тянет! -- протянул он. -- Смотри, Вася, с ружьем осторожнее: заряжено... Думал дорогой что-нибудь подстрелить... Дичи теперь, я думаю, много?

            -- Есть... намедни куропаток видел!

            -- А ты по-прежнему не любишь охоты?

            -- Нет. К чему я буду божью тварь убивать... потехи ради.

            -- Тогда и мясо есть не следует?

            -- Ну, это другое дело. А, впрочем, пожалуй, что и не следует! -- заметил Вася. -- Я думаю об этом.

            -- А пока ешь?

            -- Ем.

            Николай рассмеялся.

            -- Ну, теперь пойдем, брат, в сад, туда к речке, а оттуда в малинник.

            -- Пойдем!

            Они спустились в сад.

            Николай весело пустился в самую глубь, ощущая полной грудью прелесть большого, тенистого, густого сада с вековыми деревьями. Ему было как-то весело, хорошо и привольно в этом гнезде. Хотелось резвиться, как школьнику. Они обошли весь сад. В малиннике, под палящим солнцем, прикрывшись платком, Николай ел ягоды с жадностью мальчишки. Потом зашли на огород, оттуда спустились к речке и пошли по берегу.

            Деревня была как на ладони. На улице не было ни души. Деревня точно вымерла.

            Они остановились.

            -- Ну, как наши живут -- по-прежнему хорошо?

            -- Хуже.

            -- Разве и их ваш Кузька донял?

            -- Сюда пока не добрался... Неурожаи!..

            -- Пойдем-ка в деревню!

            -- Пойдем, если хочешь, только теперь никого дома нет. В поле все.

            -- Ах, я и позабыл! Так вечером?

            -- Ладно.

            Они вернулись назад.

            -- Ах, мама, как у вас хорошо! -- радостно говорил Николай, подбегая к Марье Степановне, которая беседовала о чем-то с поваром.

            -- Смотри, не соскучься. После Петербурга, пожалуй, и соскучишься!

            -- Что ты, мама! Я разве так целый день бездельничать буду? Я работу с собой взял... Что, Петр, -- обратился он к старику повару, -- опять на охоту будем ходить?

            -- Когда угодно, Николай Иванович. Я с радостью...

            -- Собаки вот нет...

            -- Найдем-с и собаку.

            -- Где?

            -- У дьякона есть собака.

            -- Ну, ладно. А ты, мама, по-старому хозяйничаешь?

            -- Да, Коля. Не хочешь ли покушать? Ты чаю один стакан пил.

            -- Нет еще. Да ведь обедать будем в два?

            -- В два, по-прежнему.

            -- Так через два часа и обед. Я лучше приберегу аппетит к обеду.

            Николай прошел к отцу.

            Кабинет Ивана Андреевича был большой, просторный, с мягкой, обитой темной кожей, мебелью. Вдоль стены тянулся большой шкаф, наполненный книгами. Другие стены были увешаны портретами разных знаменитостей науки, литературы и искусства. У открытого окна, выходящего в сад, стоял большой стол, за которым сидел Иван Андреевич и что-то писал. В комнате было прохладно, хорошо. Густая тень сада защищала комнату от солнца.

            -- Ты извини, папа. Я помешал тебе.

            -- Что ты!.. Садись-ка, Коля, голубчик.

            -- Ты чем это занимался?

            -- Записку, брат, сооружаю для доклада в будущее собрание.

            -- О чем, папа?

            -- Да помилуй, Коля. И без того мы деньгами не богаты, брать-то больше неоткуда, а наши земцы что выдумали! Понадобилась им, видишь ли, железная дорога. Они и хотят хлопотать, чтобы с гарантией земства построить дорогу, -- ведь это новый налог на бедного мужика. Ну, разумеется, нашлись люди, которые в этой мутной водице

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту