Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

13

            -- Понравилась и мне... только... ну, да не теперь... Я на нее заметку написал, -- прибавил Вася конфузливо. -- После покажу... Так написал... для себя...

            -- Я познакомлюсь с Лаврентьевым. Сведи меня к нему.

            -- Отлично! -- обрадовался Вася. -- Ты увидишь, какой Лаврентьев.

            -- Ты, кажется, влюблен в него?

            -- Люблю... да его все любят. Один Кузька не любит. Собирается его извести. Только шалишь, брат!

            -- Какой Кузька?

            -- А живодер здешний... Кривошейнов.

            Николай продолжал свой туалет. Вася внимательно оглядывал брата и заметил:

            -- Франт-то ты какой, Коля!

            Старший брат вдруг вспыхнул.

            -- А по-твоему, надо неряхой быть?

            -- Да я так... Ты не сердись, брат.

            -- Я и не сержусь...

            -- То-то, а я было подумал...

            Николай протянул руку.

            -- Ах, Васюк, Васюк, голубчик, кроткая ты душа! Не сердись и ты на меня... Ведь я расспрашивал тебя, как брат... не желая оскорбить...

            -- Что ты, что ты, Коля! Да разве я обиделся? За что? -- повторял он, крепко пожимая брату руку. -- Я после тебе все расскажу, на каком основании я никуда не хочу... Ты умный, ты должен понять... Всякий по-своему... Вот если б я умел писать, как ты, то знаешь, что бы я сделал?

            -- Что бы ты сделал?

            -- Остался бы здесь да подробно и описал, как мужик живет, а то ведь в газетах все врут... Ах, если бы ты видел только, Коля, что здесь Кузька делает! И нет ему предела! -- прошептал задумчиво Вася.

            -- Это всем хорошо известно, Вася.

            -- Нет, не говори. А, впрочем, тем хуже... Всем известно, и все смотрят!

            "Странный брат какой!" -- промелькнуло в голове у Николая.

            Братья несколько времени молчали.

            -- Послушай, Вася, скоро Леночкина свадьба?

            -- Елены Ивановны? -- поправил Вася.

            При этом бледное лицо его вспыхнуло ярким румянцем.

            -- Ну да...

            -- Осенью, кажется... А что?

            -- Так спросил. Тоже старые приятели. А отец ее?

            -- Обыкновенно что: исправник, как и был! Еще папа его немного в страхе держит, а то...

            -- А Смирновых видел?

            -- Видел... Такая сорока, так и стрекочет, а барышни все об адвокатах да о литераторах... Слышал, как они маме в уши визжали! Ты хочешь с ними знакомиться?

            -- А по-твоему не стоит?

            -- Не стоит. Болтуньи! Все эдак больше о возвышенности, а землю по десяти рублей сдают... Шельмы!

            -- Ты, однако, брат, сильно. Говорят, Смирнова умная женщина.

            -- Да кому от ума-то ее прок? -- добродушно возразил Вася. -- Вот и Бежецкий твой умный, а сам же ты говорил, на что пошел его ум... на мамону !

            -- Философ ты, как погляжу. Стоик ! -- заметил Николай, надевая жакетку.

            Он был совсем готов. Свежий, красивый, в хорошо сшитом костюме, он глядел таким молодцом, что Вася, любуясь братом, воскликнул:

            -- И какой же ты, Коля, красавец!

            Брат улыбнулся своей привлекательной улыбкой.

            -- Вещи твои убрать?

            -- Авдотья уберет.

            -- Все равно... Теперь мне нечего делать... я уберу.

            -- Ну, давай вместе.

            Они принялись выкладывать платье, белье и книги из большого чемодана. Вася внимательно разглядывал книги и две из них отложил.

            -- Можно почитать?

            -- Разумеется... Ты что выбрал? -- полюбопытствовал брат.

            Вася назвал заглавия.

           

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту