Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

5

его "нелюдимом" и "богомолом", но у него были друзья, хотя и не все его любили. В университет он не пожелал, а почему-то захотелось ему быть моряком. Его отдали в морское училище, но он там не кончил. Вышла история, о которой будет подробно рассказано в свое время, и Вася приехал в деревню. Отец, после этой истории, еще более привязался к сыну и предложил ему выбрать другую карьеру. Он стал готовиться в медицинскую академию, но все откладывал поступать, более читал разные книги, чем учебники, и в последнее время с каким-то увлечением занимался физической работой, бродил по лесу, возился с мужиками... Вообще в это время в нем, по наблюдениям отца, происходил какой-то перелом. Отец не мешал сыну и не совсем хорошо понимал, что такое делается с юношей. Чуялось ему веяние чего-то нового, непонятного, несимпатичного старику.

            Коля ближе подходил к отцу, а Вася представлял для него какую-то загадку. Отец объяснял, впрочем, странные наклонности сына отчасти знакомством с Лаврентьевым, а отчасти некоторым мистицизмом, не чуждым характеру юноши. У него была полоса необычайной религиозности. Два года тому назад, пятнадцатилетним мальчиком, Вася писал отцу письмо, которое тогда поразило Ивана Андреевича... "Со временем все это пройдет, -- думал отец. -- Коля повлияет на брата".

            -- Оба они все-таки славные ребята! -- проговорил вслух Иван Андреевич, засыпая под утро.

           

           

            Он допил свой второй стакан, обмениваясь короткими фразами с женой. О Коле отец не упомянул ни слова, и Марья Степановна обратила на это внимание. Она тоже не начинала разговора и только вскользь упомянула, что нужно сегодня посылать на станцию, так она все равно сама поедет.

            -- А меня не возьмешь? -- засмеялся Иван Андреевич, понявший в чем дело.

            Марья Степановна в ответ тихо улыбнулась. Она видела, что Иван Андреевич не сердился больше на сына, и тревожный взгляд ее сменился обычным кротким и радостным. Тотчас же она заговорила о том, какой обед она заказала на случай, если Коля приедет со вторым поездом, а не с вечерним, и что сегодня будет готов для Коли письменный стол, который она отдала починить, и будут повешены новые занавески.

            -- Ему нужен большой стол. Быть может, он здесь что-нибудь новенькое напишет!

            Иван Андреевич улыбался. Ему весело было слушать эту заботливую болтовню матери.

            В столовую вошел Вася. Сперва он подошел к матери и, по привычке, оставшейся еще с детства, обвил рукой ее шею и поцеловал ее в губы, а мать в это время незаметным крестом перекрестила его лоб. Потом он подошел к отцу и протянул было руку, но отец притянул его к себе и как-то особенно нежно поцеловал сына, как бы безмолвно извиняясь за вчерашние слова.

            Вася не ожидал этой необычной ласки. Он нервно вздрогнул и сконфузился. Мать уже наливала ему чай, взглядывая на мужа и сына. "Удивительно, как Вася похож на отца!" -- подумала она. Иван Андреевич между тем спрашивал:

            -- Ты, конечно, давно встал?

            -- В шесть часов. Я уж и раков для тебя наловил. В кухню снес.

            -- Спасибо, голубчик. А косил?

            -- Косил.

            -- Ну, как косьба твоя, -- подвигается?

            -- Подвигается.

            -- Ах, ты, Микула Селянинович ! -- добродушно засмеялся старик и потрепал сына по плечу. -- Худ только телом ты. Духу-то в тебе много, а тела мало. Надо тела припасти.

            -- В деревне поправится. Петербург

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту