Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

2

Андреевич.

            Он замолчал и пристально вглядывался на дорогу. Начало смеркаться. Вязников взглянул на часы и покачал головой.

            -- Пора бы Коле приехать. Поезд уж час тому назад пришел. От станции всего десять верст.

            В это время из-за перелеска, тянувшегося вдоль дороги, вышел длинный, неуклюжий, худощавый юноша в блузе, высоких сапогах и маленьком картузе на большой кудрявой голове. Он запыхался от скорой ходьбы и обтирал пот с бледного, болезненного, задумчивого лица.

            -- Откуда ты, Вася, усталый такой? -- спросил Иван Андреевич.

            -- Спешил не опоздать. От Лаврентьева, папа. В лес ходили. Пилка там...

            -- Уж не пилил ли и ты?

            -- Пилил! -- ответил, краснея, юноша.

            -- Вредно тебе, Вася, -- вставила мать. -- Опять грудь заболит!

            -- Не заболит, мама, не бойтесь. А Коля, видно, не приехал, -- прибавил он.

            -- Не опоздал ли поезд?

            -- Сбегать узнать, мама? -- вызвался юноша.

            -- Это десять-то верст сбегать? -- усмехнулся отец.

            -- Велика важность -- десять верст! Мужики не по десяти верст отхватывают. Сходить?

            -- Не надо! -- резко заметил Иван Андреевич.

            Несколько времени они шли по дороге. Марья Степановна тревожно взглядывала то на мужа, то вперед, -- не покажется ли на дороге экипаж.

            -- И что это у тебя, мой милый, все на языке мужики да мужики, -- заговорил Иван Андреевич. -- Мало ли что может мужик и чего ты не можешь. Мужики -- народ привычный, а ты... ты ведь, кажется, не мужик и готовишься не пахать землю, а быть образованным человеком благодаря счастливой случайности. Так надо ею пользоваться. Пойдемте-ка домой, Коля не будет! -- оборвал Иван Андреевич.

            Все трое молча пошли к усадьбе. Вася шел сзади.

            -- Верховой едет! -- крикнул он и побежал к нему навстречу.

            Отец и мать остановились.

            -- Не Коля ли? -- радостно воскликнула Марья Степановна.

            -- Какой Коля? К чему ему ехать верхом? -- недовольным тоном возразил Иван Андреевич, пристально, однако, всматриваясь в полусвет сумерек.

            Через несколько минут Вася возвратился один и подал отцу телеграмму.

            -- Уж не случилось ли чего, -- испуганно прошептала Марья Степановна, питавшая вообще страх к телеграммам.

            -- Успокойся, ничего не случилось. Чему случиться. Верно, назначает новый день приезда. Сейчас придем домой, узнаем...

            Старики прибавили шагу.

            -- А где же ямщик, Вася?

            -- Уехал. Я расписался в книге.

            -- Как же это ты так оплошал! Человек устал с дороги, а ты не догадался позвать его выпить рюмку водки?

            -- Захочет -- сам в кабаке выпьет. Кабаков здесь, слава богу, много!

            Отец промолчал на это замечание и только искоса взглянул на сына.

            Когда вернулись домой, Иван Андреевич прочел вслух следующую телеграмму из Москвы от сына:

            "Простите. Сегодня не могу быть. Непременно завтра. Задержали дела".

            -- Вот видишь ли. Ничего особенного не случилось! -- проговорил Иван Андреевич, обращаясь к жене. -- Какие-то дела задержали! Верно, важные! -- усмехнулся иронически отец.

            Он оставил телеграмму на столе в гостиной и пошел в кабинет.

            -- Чаю мне в кабинет, пожалуйста, пришли, -- заметил Вязников в дверях.

            Марья Степановна, грустная, тихо пошла в столовую, где уже накрыт был стол и стояли разные печения и закуски, приготовленные для

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту