Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

73

который стоит здесь, может узнать наши намерения... Объявите на берегу и всем офицерам, что идете в Гонконг... а на рассвете непременно сняться! -- приказывал адмирал.

            Один из капитанов заявил, что он едва ли успеет окончить расчеты с берегом.

            -- Чтоб были окончены! И скажите вашему ревизору, что если ему мало части дня и всей ночи, чтоб окончить все расчеты, то я его вышлю с эскадры, как нерадивого офицера... Слышите?

            -- Слушаю, ваше превосходительство!

            Капитаны были отпущены и, разъехавшись по своим судам, сделали распоряжения об уходе с рассветом из Нагасаки в Гонконг. На "Резвом" и "Голубчике" принялись немедленно за работы, и в тот же день новые мачты были привезены с берега.

            А беспокойный адмирал в это время набрасывал свой план действий на случай войны и затем стал писать инструкцию командирам и донесение в Петербург.

            Все это он делал с стремительной горячностью, точно война должна быть объявлена не сегодня-завтра.

            Ратмирцев несколько раз в течение дня спрашивал Ваську, что делает адмирал, и каждый раз получал ответ, что адмирал пишет.

            Наконец, уже вечером, флаг-капитан опять осведомился у камердинера.

            -- Пишет! -- отвечал Васька.

            -- А как он... в духе? -- спрашивал Ратмирцев.

            -- Не должно быть, Аркадий Дмитрич... Давече я подавал ему стакан лимонада, так он... уставил довольно даже грозно глаза, я так и полагал, что он меня кокнет этим самым стаканом...

            У трусливого флаг-капитана невольно пронеслась мысль: "А что как он и меня кокнет?"

            -- Если угодно, я сейчас пойду посмотрю, Аркадий Дмитрич, в каком он находится теперь градусе...

            -- Сходи...

            Через минуту Васька вернулся и доложил:

            -- Извольте идти к нему, Аркадий Дмитрич, он в самом лучшем, можно сказать, состоянии своего характера.

            Ратмирцев вошел в адмиральскую каюту и увидал адмирала, сидевшего без сюртука за столом. Среди тишины слышно было, как шуршало перо по бумаге.

            Адмирал не слыхал, как вошел флаг-капитан, и, видимо, увлеченный, продолжал писать.

            Ратмирцев обдернул сюртук, пригладил и без того прилизанные свои височки и чуть слышно кашлянул.

            Ни малейшего результата!

            Тогда флаг-капитан кашлянул громче.

            Быстрым движением адмирал вздернул свою большую круглую, коротко остриженную голову и уставил на Ратмирцева глаза.

            Эти глаза, блестящие и возбужденные, казалось, не видали флаг-капитана и были где-то далеко-далеко.

            -- Прошу извинить меня, ваше превосходительство, -- начал Ратмирцев, наклоняя голову в почтительном поклоне, -- я, кажется, помешал вам.

            Только при звуках этого почтительно-тихого

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту