Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

58

в сыром виде, не прочь и от крыс.

            "Когда режут оленя -- в остяцких селениях торжественное событие. Группа остяков окружает только что зарезанное животное, и лишь его освободят от верхних покровов, как остяки, живо работая острыми ножами, глотают, кусок за куском, теплое сырое мясо, макая его в кровь или запивая ею".

            Так описывает остяцкую пирушку г.Павлов, автор небольшой, не лишенной интересных сведений книги: 3000 верст по рекам Западной Сибири, изданной в 1878 году в Тюмени. По словам того же автора, лучшее лакомство остяков -- кишки белок, наполненные орехами. Они едятся остяками с величайшим наслаждением.

            Сколько мне известно, в литературе имеется весьма мало обстоятельных работ о быте остяков, об их верованиях и обычаях. Очень жаль, что ученые общества не посылают сюда солидных исследователей. Пройдет время, и, пожалуй, остяк исчезнет с лица земли.

         

      XIV

           

            На десятый день мы вошли в Томь. До Томска уже было недалеко. Пассажиры обрадовались: так надоели им однообразное плаванье и обычная пароходная жизнь; всем, как Колумбовым спутникам, хотелось "берега".

            Пристать мы должны были не к самому Томску, -- к городу пароход подходит только весною, -- а к Черемошину, селению верстах в шести от города. Там пароходная пристань и там же бараки для переселенцев.

            Уже пристань была в виду, как наш пароход стал на мель. Провозившись с добрый час, сгрузили часть груза на подошедшие лодки, и только тогда снова двинулись и наконец подошли к пристани.

            Через полчаса на двух извозчиках, в сопровождении двух телег с багажом, мы отправились в столицу Западной Сибири. Расположенный на холмистой поверхности, окаймленный зеленеющими лесами, сверкавший куполами своих церквей под лучами заходящего солнца, Томск издалека казался привлекательным городом, и мы все нетерпеливо ждали города, заранее предвкушая удовольствие хорошо выспаться на твердой земле после закуски и чая.

            Но, увы! телеги с багажом, которые мы конвоировали, не позволяли нам двинуться с приличною скоростью, вдобавок и эти дрожки-гитары, попавшиеся нам, заставляли удерживать усердие возниц из боязни потерять маленьких пассажиров, еще не приспособившихся к балансированию на этих неудобных орудиях передвижения.

            Наконец показались строения, довольно плохонькие. Вот и улица, немощеная, с деревянными мостками по бокам, вместо тротуаров, с низенькими невзрачными деревянными домами. Мои маленькие спутницы почему-то вообразили, что мы не в городе еще, а в предместье, и нетерпеливо спрашивают извозчика: "скоро ли город?" Оказалось, что мы не только в "самом Томске", но даже на главной улице. Я утешал, что дальше город будет лучше, но мы ехали дальше, а город все красивей не делался.

            Наконец наш поезд остановился у единственной томской гостиницы. "Ни одного номера! Все, что было, занято под генерал-губернатора!" -- сообщил нам выбежавший лакей. Повернули и поехали в номера Войцеховского. "Был один номер, преотличный, да только что заняли!" -- утешили нас и там.

            Наш кортеж (две телеги впереди и две "гитары" позади) направился, по совету извозчиков, на постоялый двор. Подъехали к воротам. Вхожу на грязный "постоялый двор". Меня встречает сама хозяйка, несколько смахивающая на ведьму, первым делом спрашивает:

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту