Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

9

по душе (русский человек любит подобные беседы за закуской), вы скоро сообразите, что от его доброй воли, ума и сообразительности непосредственно иной раз зависят спокойствие и благополучие многих человеческих жизней, и вам станут понятны все эти однообразные "обывательские" рассказы и анекдоты, которыми обыкновенно коротаются долгие дни пароходного плавания, если не составился винт.

            В ответ на ваше замечание (если вы сделаете таковое), что закон, слава богу, существует не только для столиц, но и для всей империи, и что права жаловаться, по крайней мере, не лишен никто, вы по большей части сперва услышите веселые замечания насчет "кукушки и ястреба" и затем резоны:

            -- Бесспорно, местное начальство сменит нерадивого подчиненного, если узнает, что он не оправдал доверия, но (без этих "но", как известно, у нас не кончается ни один разговор)... но, во-первых, "мужик" не всегда рискнет жаловаться, во-вторых, предположим, что пожаловался, и что жалобе дан ход -- откуда, из какой Аркадии вы найдете другого "исполнителя", который бы "честно и благородно" исполнял свои начальственные функции? Обычный контингент -- рассадник всех этих "мелких сошек", имеющих непосредственное отношение к мужику -- представляет весьма ограниченный выбор (особенно в провинции), смущающий даже нередко самих выбирающих. Увы, и они жалуются в пустое пространство на недостаток людей, которые бы умели исполнить волю пославшего с чувством, с толком, с расстановкой и, получая в год шестьсот рублей, не старались бы проживать втрое.

            Эти столь знакомые и надоевшие жалобы на недостаток людей увеличиваются к востоку с таким "crescendo", что вам начинает казаться, что чем дальше, тем реже будет попадаться "человек" и наконец, чего доброго, совсем исчезнет из обращения. Все будто сговорились. Везде, начиная со столиц и кончая захолустьями, теперь ищут "человека", ищут и, к удивлению, не всегда находят, словно бы и в самом деле он провалился куда-то в преисподнюю и не подает голоса, несмотря ни на какие призывы передовых статей, выкрикивающих: "объявись, человек!"

            Было бы несправедливостью утверждать, что словоохотливый обыватель претендует лишь на недостаток одного какого-нибудь специального "вида" человека. При случае он не менее костит и своего избранника-земца и городского представителя, причем чаще всего жалуется не на учреждения, не на самый принцип, а на его применение. И сейчас же, в подтверждение, расскажет, как такой-то голова в таком-то захолустном городе "слопал" городскую землю, такой-то член "всучил" городу свой развалившийся дом, там "потревожили" банк и пр. и пр., -- словом, повторит одну из тех бесчисленных историй, часть которых попадает на газетные столбцы в кратком извлечении: "украли", "разграбили".

            С изменением долготы изменяются и типы "купца", "купеческого сына" и героя новейшего времени -- кулака, являясь все более и более в натуральном виде, без того столичного соуса, который придает им некоторый лоск и своеобразную повадку. Вы встретите больше "откровенности", большую примитивность в приемах и костюме. И грабят, и безобразничают, и пьянствуют, так сказать, нараспашку, еще не просветясь насчет "святости" капиталистического строя и не всегда вводя в обиход разговора "жалких" слов об "основах" и т.п., а просто "рвут", где

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту