Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

66

бросился на мягкую койку и в ту же минуту заснул как убитый.

         

      XIX

           

            К утру следующего дня значительно стихло. Ветер ослабевал. Черные клочковатые тучи чернели на горизонте, и из-за перистых облачков то и дело показывалось ослепительное жгучее солнце. Старший штурман Иван Иванович уже поспешил взять высоты, чтобы сделать астрономические вычисления и точно определиться. И то два дня без наблюдений. Это его смущало.

            Покачиваясь на затихавшем, но все еще сильном волнении, "Резвый" и "Голубчик" шли в близком расстоянии друг от друга, попыхивая дымком из своих белых труб, оба сильно пощипанные бурей. Каждого из них шторм покалечил, и они напоминали раненых птиц. На "Резвом" не было грот-мачты и утлегаря (оконечность бугшприта), снесен с боканцев капитанский катер и проломлен борт. "Голубчик" потерял фок-мачту, все свои шлюпки, и верхняя рубка сильно пострадала.

            Машины на обоих судах работали полным ходом, и корвет и клипер, буравя своими винтами, шли узлов по семи, по восьми, направляясь в Нагасаки, до которого было не более ста миль.

            Там, в затишье спокойной гавани, можно будет основательно исправить все аварии: поставить и вооружить новые мачты и достать новые шлюпки, а пока на обоих судах залечивали раны домашними средствами на случай нового нападения врага.

            К подъему флага на "Резвом" и на "Голубчике" взамен потерянных мачт уже стояли так называемые "фальшивые", на которых можно было держать, в случае крайности, легкую парусность, и проломленные борты были заделаны. Работали всю ночь, и Михаил Петрович, конечно, не смыкал глаз.

            В семь часов адмирал вышел наверх и довольным взглядом оглядел "Резвого" и потом "Голубчика". Оба они, хотя и пощипанные, все-таки сохраняли внушительный вид исправных военных судов.

            Адмирал приказал сигналом спросить "Голубчика", какие у него повреждения и нет ли сильной течи.

            Ответные сигналы перечислили повреждения и сообщили, что течи нет.

            Адмирал удовлетворенно улыбался, разгуливая по юту. Он думал теперь, к какой бы награде представить этих двух лихих капитанов и заставить адмирала Шримса уважить его представление. И он уже заранее волновался при мысли, что этот Шримс, не имеющий понятия о морском деле, может не исполнить его ходатайство и оба капитана не будут отличены, как следует. Волновался и решил, что он, в случае отказа, напишет ему такое письмо... такое...

            В эту минуту адмирал вспомнил, что он еще не поблагодарил командира "Голубчика" за шторм, и сказал вахтенному офицеру:

            -- Сергей Александрович! Прикажите поднять сигнал, что я изъявляю командиру "Голубчика" свое особенное удовольствие.

            -- Есть! -- отвечал

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту