Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

64

мостик. Напряженный и страшно серьезный, Монте-Кристо лично распоряжался управлением "Резвого", командуя рулевым и зорко наблюдая, чтобы громадные валы не залили корвет, метавшийся с болезненным скрипом среди разъяренных волн.

            Положение было серьезное.

            Бывали минуты, -- и эти минуты сознавались всеми, -- когда "Резвый", казалось, изнемогал в этой долгой борьбе с озверевшей стихией. Малейшая неосторожность со стороны капитана, потеря присутствия духа -- и корвет мог бы погибнуть. Это чувствовалось всеми... это написано было на бледных лицах матросов, в широко раскрытых глазах, устремленных на мостик...

            Но Монте-Кристо, словно бы весь преображенный, хладнокровный и решительный, страшно напряженный и совсем не похожий теперь на легкомысленного, веселого и ленивого жуира, полный энергии и сил, неустанно и внимательно следил за каждым движением "Резвого", направляя его вразрез волнам и уклоняясь от их нападений.

            Необыкновенно яростный порыв освирепевшей бури, достигшей, по-видимому, своего апогея, повалил грот-мачту. Она с треском закачалась, склонилась и упала на подветренный борт. Корвет лег на бок. Минута была критическая.

            -- Очистить скорей! -- громовым голосом крикнул капитан в рупор.

            Старший офицер Михаил Петрович уже был там, у свалившейся мачты. Несколько ударов топоров, и мачта, освобожденная от вант, была за бортом.

            Корвет снова поднялся, и лицо Монте-Кристо, напряженное до последней степени, прояснилось.

            -- Слава богу!.. -- невольно прошептал он. И губы его вздрагивали.

            Беспокойный адмирал, видавший на своем веку виды, был угрюмо-спокоен. Он тоже не покидал мостика и стоял, уцепившись за поручни, безмолвный, ни разу не вмешиваясь в распоряжения капитана. Они были безукоризненны, и адмирал за эти два дня, внутренне любуясь Монте-Кристо, вполне убедился в том, что Николай Афанасьевич лихой и энергичный капитан, особенно в критические минуты, и что он, этот сибарит и жуир, сумеет умереть рыцарем долга, если бы пришлось.

            И два штормовые дня сблизили эти две противоположные натуры. Беспокойный адмирал проникся невольным уважением к мужественному и лихому капитану и прощал все его недостатки.

            Не раз предлагал он ему спуститься вниз и отдохнуть.

            -- Я за вас постою, Николай Афанасьич... Вы утомились.

            -- Место капитана здесь, на мостике, и я его не оставлю, пока корвет в опасности! -- отвечал Монте-Кристо.

            И голос его звучал энергией. И тон его был совсем не такой, каким он говорил обыкновенно о адмиралом. В нем было что-то властное и сильное, словно бы подчеркивающее, что он -- капитан и на нем лежит вся ответственность за судно и за экипаж.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту