Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

63

явился барабанщик.

            -- Пожарную тревогу! -- приказал адмирал.

            Раздалась тревожная, призывная, долго не умолкавшая дробь.

            И не прошло и двух минут, как весь корвет ожил. Раздался топот сотен ног, доносились окрики боцманов. Все стремглав летели по своим местам. Еще минуты две, и все палубы были освещены, все брандспойты готовы, и крюйт-камера в несколько мгновений могла быть затоплена.

            Испуганные выскочили капитан и старший офицер, спрашивая у Леонтьева, в каком месте пожар.

            -- Нигде... Адмирал, -- тихо произнес он, указывая на адмирала.

            -- Ну, пойдемте, господа, посмотрим, -- сказал адмирал, обращаясь к капитану и старшему офицеру, -- как мы приготовились к пожару... Собрались люди молодцами, как следует на военном судне!

            Адмирал в сопровождении капитана и старшего офицера обошел весь корвет. Все было найдено им в образцовом порядке. Все люди по местам. Все инструменты в исправности.

            Поднявшись наверх, адмирал приказал поставить команду во фронт и, обходя фронт, благодарил матросов.

            -- Рады стараться, ваше-ство! -- раздалось среди океана.

            Затем адмирал велел собраться всем офицерам на шканцах и сказал:

            -- Видно, что исправное военное судно... От души благодарю вас, Николай Афанасьевич, и вас, Михаил Петрович, и всех вас, господа... Аркадий Дмитриевич!.. Завтра отдайте приказ по эскадре! Спокойной ночи! Распустите команду.

            С этими словами адмирал скрылся.

            Через пять минут на корвете снова царила тишина, и "Резвый" разрезал своей грудью океанские волны, по-прежнему безмолвный и, казалось, заснувший.

         

      XVIII

           

            Через несколько дней "Резвому" пришлось выдержать жесточайшую "трепку".

            Это была одна из тех, по счастию, редких трепок, которые наводят ужас даже на самых опытных и бесстрашных моряков и не забываются ими во всю жизнь. Особенно отзываются они на капитанах. Они, сознающие, что от их находчивости, умения и энергии зависит жизнь сотен людей, переживают ужасные часы в страшном напряжении нервов и, случается, нередко в одну ночь седеют и преждевременно стареются. Вспоминая о таких испытаниях впоследствии, они обыкновенно становятся серьезны и говорят:

            -- Да, трепануло-таки нас порядочно!

            Но, разумеется, слушатель-неморяк и не догадается, сколько скрыто драмы в этих немногих словах и сколько пережито было в такие дни или ночи.

            "Резвый" приготовился к встрече тайфуна под штормовыми парусами, но дьявольский шторм продолжался двое суток.

            В течение этого времени капитан "Резвого" спал несколько часов, -- вернее, не спал, а дремал тут же наверху, в штурманской рубке, и после снова поднимался на

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту