Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

62

            -- То-то и есть... Мы, моряки, всё слишком горячо принимаем к сердцу... в этом-то и сказывается любовь к делу, хоть часто мы и беснуемся из-за пустяков... Но и пустяки иногда важны... да-с... Эй, Васька! Подавай еще поросенка Сергею Александровичу... Он любит поросенка с кашей... Кушайте, Сергей Александрыч!..

            Разговоры оживились к концу обеда. Адмирал рассказал, как однажды в Черном море два капитана держали пари на легавого щенка, кто скорей снимется с якоря.

            -- Так что бы вы думали сделал Ивков, покойный брат нашего зубоскала?..

            -- А что, ваше превосходительство?

            -- Видит он, что шкуна, с командиром которой он держал пари, его обгоняет, все гребные суда подняла, а у него еще баркас не поднят... Он, чтобы выиграть время, велел баркас утопить, оставив на месте буек, поднял якорь, поставил паруса и был таков на своем тендере... щенка-то и выиграл... После уж он сам признался, на какой пошел фокус... Фокус-то фокусом, а находчивость... Такой командир и с неприятелем найдется... Вот что значит -- школа черноморская...

            В свою очередь, и Монте-Кристо рассказал, как они на фрегате "Коршун" "втирали очки" одному адмиралу.

            После пирожного адмирал попросил всех пересесть на диваны. Подали ликеры и кофе.

            Адмирал взял под руку Николая Афанасьевича и, отводя его в сторону, тихо сказал:

            -- А вы уж со Щеглова не взыскивайте, Николай Афанасьич... прошу вас... Он и так наказан... И вообще... на меня не сердитесь... Мало ли что скажешь... Я ведь знаю, что корвет у вас в порядке...

            Монте-Кристо ушел от адмирала примиренный с ним. Скоро и адмиралу пришлось убедиться, что Монте-Кристо в критические минуты -- образцовый капитан, и это заставило адмирала снисходительнее относиться к его недостаткам.

            Когда вслед за капитаном все стали откланиваться, адмирал, веселый и довольный, благодарил всех за посещение и, когда к нему подошел Леонтьев, крепко пожал ему руку и сказал:

            -- Так мы теперь друзья, не правда ли?

            -- Друзья, ваше превосходительство! -- отвечал, улыбаясь, Леонтьев.

         

      XVII

           

            На корвете все, кроме вахтенных, крепко спали.

            Был второй час чудной южной лунной ночи. "Резвый" бесшумно несся вперед, неся почти все паруса.

            Мичман Леонтьев, стоявший на вахте, шагал по мостику, зорко поглядывая по сторонам и изредка покрикивая:

            -- Вперед смотреть!

            Вдруг на мостике внезапно показалась фигура адмирала. Он был заспанный, в кителе и в туфлях, одетых на босую ногу.

            Постояв минуту-другую, он подошел к Леонтьеву и тихо сказал:

            -- Вызовите барабанщика, да чтобы без шума.

            -- Есть!

            Через минуту

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту