Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

60

рюмку, хотел снова юркнуть. -- Прошу покорно... Да берите икру, Владимир Андреич... Кушайте икру! -- почти приказывал беспокойный адмирал, увидав, что Снежков торопливо тыкал вилкой в тарелочку с селедкой. -- Икра -- редкая здесь закуска... Берите!..

            Снежков уж поймал наконец кусок селедки, сунул его в рот, проглотил не жевавши и потянулся к икре, посматривая в то же время на адмирала напряженно, растерянно и боязливо, точно сбитый с толку ученик на учителя.

            -- Постойте, я вам положу, а то вы... вы ужасно копаетесь, Владимир Андреич, я вам скажу, и не даете Аркадию Дмитричу выпить его любимого аллаша...

            -- Не извольте беспокоиться, ваше превосходительство, я успею! -- изысканно-почтительно, отчеканивая слова, промолвил Ратмирцев и наклонил голову в знак благодарности за внимание к нему, слегка изогнувшись всем станом и приложив топкую белую руку к груди.

            Все это он проделал необыкновенно красиво и изящно, словно бы показывая всем присутствующим, что значит человек с изящными манерами, и когда Снежков, получив из рук адмирала тарелочку, отскочил наконец от стола, обливаясь потом и красный как рак, точно выйдя из бани, Аркадий Дмитриевич налил себе крошечную рюмку аллаша, взял ее двумя пальцами, грациозно отставив остальные, и не спеша выпил, закусил крошечным кусочком икры и отошел назад.

            -- Это, верно, так полагается по-придворному? -- шепнул Ивков своему приятелю.

            -- Противно на него смотреть! И ведь как задается! -- отвечал Подоконников.

            -- Удивляюсь, Аркадий Дмитрич, как вы любите такую дрянь, -- как аллаш! -- неожиданно заметил адмирал.

            -- У всякого свой вкус, ваше превосходительство...

            -- То-то я и удивляюсь вашему вкусу... А впрочем, в Петербурге многие гвардейцы любят этот аллаш. Вот Иван Иваныч, я полагаю, так не любит, а?

            -- Я, ваше превосходительство, люблю, чтобы водка -- так водка... Горечь чтобы была-с, -- отвечал старый штурман, посматривавший на "наперсток" Ратмирцева и на него самого с чувством глубочайшего тайного презрения, как на человека совершенно пустого, заносчивого и неспособного.

            -- Не смею спорить, ваше превосходительство, особенно с таким авторитетным человеком в этом деле, как почтеннейший Иван Иванович, -- проговорил любезно-мягким тоном "придворный суслик", взглядывая на старого штурмана с снисходительно-любезной небрежностью, как на человека совершенно другой и низшей расы. Ратмирцев искренне был убежден, что штурман -- это нечто мизерное и терпимое только в море.

            Старый почтенный штурман, всю жизнь свою честно тянувший лямку и пользовавшийся уважением и адмирала, и всех своих сослуживцев, понял, конечно, и этот намек на то, что

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту