Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

58

Базарову штурманский кондуктор Подоконников скрыли тетку Авдотью от глаз адмирала вместе с экстренно приглашенным мичманом Леонтьевым и гардемарином Ивковым.

            -- Кажется, все? -- проговорил адмирал, озираясь, когда в каюте появился Ратмирцев, как всегда элегантный, в своем адъютантском сюртуке с аксельбантами, чистенький, гладко выбритый, с прилизанными белокурыми волосами, с безукоризненными ногтями своих белых, холеных рук, на мизинцах которых блестело по кольцу, -- внося вместе с собой душистую струйку духов.

            -- Все, ваше превосходительство! -- поспешил доложить флаг-офицер Вербицкий.

            -- Покорно прошу, господа, закусить. Николай Афанасьевич! Пожалуйте... Михаил Петрович... Иван Иваныч... Доктор...

            -- Вы ведь померанцевую, Николай Афанасьевич? -- особенно любезно спрашивал адмирал.

            -- Померанцевую, ваше превосходительство! -- официально-сухим тоном отвечал Монте-Кристо, подходя к столу и чувствуя при виде обилия и разнообразия закусок, что у него текут слюнки и начинает уменьшаться обида на адмирала.

            А адмирал, видимо ухаживая за Николаем Афанасьевичем, которого хотел отдать под суд, и словно бы желая особенным к нему вниманием заставить забыть его и "кабак", и "кафешантан", и вообще все бешеные выходки утра, сам налил сегодня капитану рюмку померанцевой и, подавая ее, проговорил:

            -- Сегодня Васька отыскал последнюю жестянку икры... Позвольте вам положить, Николай Афанасьич.

            -- Не беспокойтесь, ваше превосходительство.

            Но адмирал уже наложил на тарелочку огромную порцию паюсной икры, величина которой как будто соответствовала внутренней потребности адмирала загладить свою несправедливость перед капитаном, который, при всех своих недостатках, все-таки был лихой моряк, и, передавая тарелочку, сказал:

            -- Не знаю, хороша ли? Вы ведь знаток, Николай Афанасьич...

            Монте-Кристо опрокинул в себя рюмку водки и закусил икрой.

            -- Прелесть, ваше превосходительство! -- проговорил Николай Афанасьевич, проглатывая кусок с видимым наслаждением.

            И эта особенная внимательность адмирала, и превосходная икра, и вид всех этих вкусных закусок, возбуждавших в Николае Афанасьевиче самые приятные ощущения, заметно смягчили сердце мягкого и добродушного Монте-Кристо, и лицо его уже расплывалось в широкую, довольную улыбку, а его сузившиеся глаза зажглись плотоядным огоньком завзятого гурмана и чревоугодника.

            Он не просто ел, а как-то особенно -- не спеша и смакуя, точно совершая торжественный культ чревоугодия.

            -- Еще рюмку, Николай Афанасьевич?.. Рекомендую вам русские грибки...

            -- Что ж, можно, ваше превосходительство... У вас померанцевая отличная...

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту