Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

57

            -- Совершенно верно, ваше превосходительство.

            -- А виноват не хозяин, а гость... Не приходи раньше времени. Надеюсь, вы согласны со мной?

            Еще бы не согласиться!

            И мичман поспешил выразить полнейшее согласие.

            -- А я все-таки рад вас видеть, очень рад, -- любезно говорил адмирал, снова пожимая руку опешившему мичману. -- Да что вы не курите?.. Курите, пожалуйста.

            Нечего и прибавлять, что после такого внушения все господа офицеры, гардемарины и кондукторы "Резвого" стали неукоснительно держаться английских обычаев.

            И в этот день, полный таких позорных неудач и еще не вполне пережитых волнений, разумеется, никто не осмелился явиться в адмиральскую каюту секундой раньше назначенного времени.

            Один за другим являлись приглашенные к обеду моряки, приодевшиеся и прифранченные, как только что пробило шесть часов.

            Монте-Кристо, румяный и представительный, с холеными черными усами и баками, в расстегнутом белом кителе и ослепительном жилете, обрисовывавшем изрядное брюшко, имел сегодня сдержанный, официально-серьезный вид недовольного человека, не забывшего, что корвет, которым он командует, назван кафешантаном.

            Выражение его красивого лица, обыкновенно веселое и добродушное, было строго и внушительно и, казалось, говорило: "Я пришел сюда обедать потому, что того требует долг службы, а вовсе не по своему желанию".

            И старший офицер Михаил Петрович, приглашенный по очереди вместе с доктором и старшим штурманом, был несколько угрюм. "Позорная" перемена фор-марселя до сих пор волновала его морское самолюбие.

            Зато белобрысый плотный доктор с гладко причесанными вперед височками весело и умильно посматривал на небольшой стол, уставленный соблазнительными закусками, предвкушая удовольствие хорошо покушать.

            Старший штурман, человек вообще застенчивый, как-то бочком вошел в каюту, поздоровался с адмиралом и поскорей отошел в сторону и стоял с выражением той философски-спокойной покорности судьбе на своем серьезном, красноватом, морщинистом лице, какое обыкновенно бывает у штурманов -- этих пасынков морской службы, -- когда они находятся перед лицом начальства.

            Владимир Андреевич Снежков, стоявший на вахте с четырех до восьми часов утра и потому обязанный обедать у адмирала, перекрестившийся несколько раз перед тем как войти в каюту, оправивший волосы и закрутивший свои рыжие усы, вошел весь красный, взволнованный и вспотевший, раскланялся с адмиралом и, почувствовав обычную робость, с ошалелым видом юркнул в кружок молодых людей, стоявших отдельно и тихо разговаривавших. Стоявшие с ним утреннюю вахту приземистый и лобастый гардемарин дядя Черномор и старавшийся подражать

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту