Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

52

звания не подходит. А вашему камердинеру отлично бы! -- продолжал Васька.

            -- Бери.

            -- Премного благодарен, ваше превосходительство.

            -- Большая ты каналья, Васька! -- добродушно рассмеялся адмирал.

            Васька осклабился, оскалил зубы от этого комплимента и вышел из каюты, весьма довольный, что "нагрел" адмирала, да еще за сравнительно пустой синяк, едва даже заметный.

            И он немедленно же снял со щеки платок, надетый им специально для предъявления адмиралу больших требований после его гневного состояния, во время которого Васька, кажется, нарочно подвертывался под руку бушующего барина и получал, случалось, экстренные затрещины, чтобы после предъявить на них счет, разыгрывая комедию невинно обиженного человека.

            И адмирал всегда откупался, так как, по словам Васьки, после того как отходил, бывал совсем "прост", и тогда проси у него что хочешь. Даст!

         

      XV

           

            Когда мичман Леонтьев появился в кают-компании, веселый и радостный, совсем непохожий на человека, собирающегося одеть матросскую куртку, -- все поняли, что объяснение с адмиралом окончилось благополучно, и облегченно вздохнули, нетерпеливо ожидая сообщений Леонтьева.

            По-видимому, более всех был рад за своего любимца старший офицер. Хоть он и не предвидел особых бед для дерзкого мичмана, но все-таки ждал неприятностей и думал, что Леонтьева вышлют с эскадры.

            И его нахмуренное лицо озарилось доброй улыбкой, и маленькие близорукие глаза заискрились радостью, когда он спросил, уверенный по веселому виду мичмана, что все обошлось:

            -- Под арест, значит, уж не нужно, Сергей Александрович?

            -- Не нужно, Михаил Петрович, не нужно... Сегодня зван к адмиралу обедать.

            -- Обедать?! -- воскликнул тетка Авдотья и совсем выкатил свои ошалелые глаза. -- Вот так ловко!

            -- И вы остаетесь на эскадре?

            -- В Россию не едете?

            -- И ничего вам не будет?

            -- Остаюсь... и ничего мне не будет! -- отвечал на бросаемые ему со всех сторон вопросы молодой человек.

            -- Невероятно! -- пробасил артиллерист.

            -- Удивительно! -- счел долгом удивиться даже и доктор.

            Штурман значительно и торжествующе улыбался: "Дескать, что я вам говорил?"

            -- Но, верно, он пушил вас, Сереженька?.. Здорово, а? -- спрашивал Снежков.

            -- И не пушил... Знаете ли, господа, ведь мы совсем не знаем адмирала. Я только что сейчас его узнал... Какая справедливая душа! Какая порядочность! -- восторженно восклицал мичман, присаживаясь у стола.

            -- Влюбились в него теперь? -- иронически заметил ревизор.

            -- Да, влюбился, -- вызывающе проговорил молодой человек. -- Влюбился и буду теперь

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту