Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

51

у меня сегодня поросенок о гречневой кашей! -- весело проговорил адмирал.

            Молодой мичман вышел из адмиральской каюты горячим поклонником беспокойного адмирала.

            И спустя много лет, когда ему пришлось служить с более покойными "цензовыми" адмиралами новейшей формации, сколько раз и с каким теплым, благодарным чувством вспоминал он об этом "беспокойном" и жалел, что такого уже нет более во флоте...

            -- Эй, Васька! -- крикнул адмирал, когда ушел Леонтьев, но крикнул как-то нерешительно, не так, как всегда.

            Тот явился словно бы нехотя, еле передвигая ноги, недовольный и мрачный, с подвязанной черным платком щекой.

            Адмирал покосился на подвязанную щеку, вспомнил, что, вернувшись в каюту после того, как бесился на палубе, он за что-то толкнул подвернувшегося ему Ваську, и виновато спросил:

            -- Ты щеку-то... зачем подвязал?

            -- Еще спрашиваете: зачем? -- грубо отвечал Васька, зная, что адмирал теперь в таком настроении, что ему можно грубить безнаказанно. -- Зачем?! Мне тоже даже довольно совестно показывать перед людьми свой срам...

            -- Какой срам?

            -- А синяк... В самый глаз давеча звезданули... Чуть выше -- и вовсе глаза бы решился... И хоть бы за какую-нибудь вину... А то вовсе зря, из-за вашего бешеного характера...

            Адмирал не ронял слова, и Васька, бросив быстрый лукавый взгляд своего неподвязанного глаза на адмирала, после паузы решительно проговорил:

            -- Как вам угодно, но только больше переносить от вас мук я не согласен. Это сверх сил моего терпения... Как, значит, придем в Нагасаки, извольте меня увольнить... Возьмите себе другого слугу.

            -- Кого я возьму? Что ты врешь там?

            -- Вовсе не вру... В Нагасаках дозвольте получить расчет.

            -- Ну, ну... не сердись... Не ворчи...

            -- Я не сержусь... Я знаю, что вы отходчисты, но все-таки обидно... Прямо в глаз!..

            Адмирал вышел в соседнюю каюту и, вернувшись, подал Ваське большой золотой американский игль (в десять долларов) и сказал:

            -- Вот тебе... возьми... Не ворчи только...

            Почувствовав в руке монету, Васька поблагодарил и после небольшого предисловия объявил, что он готов служить адмиралу. Он останется -- разумеется, не "из антереса" ("какой мне антерес?"), а только потому, что очень "привержен" к его превосходительству.

            Проговорив эту тираду, Васька, однако, не уходил.

            -- Что тебе надо еще? -- спросил адмирал.

            -- Маленькая просьбица, ваше превосходительство.

            -- Говори.

            -- Дозвольте взять ваше штатское пальтецо. Вы не изволите носить его. Оно зря висит... А я бы переделал.

            -- Бери.

            -- И пинжак у вас один совсем для адмиральского

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту