Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

49

могло дышать такой кроткой нежностью.

            И только в эту минуту он понял этого "башибузука". Он понял доброту и честность его души, имевшей редкое мужество сознать свою вину перед подчиненным, и стремительно протянул ему руки, сам взволнованный, умиленный и смущенный, вновь полный счастья жизни.

            Лицо адмирала осветилось радостью. Он горячо пожал руки молодого человека и сказал:

            -- И не подумайте, что давеча я хотел лично оскорбить вас. У меня этого и в мыслях не было... Я люблю молодежь, -- в ней ведь надежда и будущность нашего флота. Я просто вышел из себя, как моряк, понимаете? Когда вы будете сами капитаном или адмиралом и у вас прозевают шквал и не переменят вовремя марселя, вы это поймете. Ведь и в вас морской дух... Вы -- бравый офицер, я знаю... Ну, а мне показалось, что вы стояли, как будто вам все равно, что корвет осрамился, и... будто смеетесь глазами над адмиралом... Я и вспылил... Вы ведь знаете, у меня характер скверный... И не могу я с ним справиться!.. -- словно бы извиняясь, прибавил адмирал. -- Жизнь смолоду в суровой школе прошла... Прежние времена -- не нынешние!

            -- Я больше виноват, ваше превосходительство, я...

            -- Ни в чем вы не виноваты-с! -- перебил адмирал. -- Вам показалось, что вас оскорбили, и вы не снесли этого, рискуя будущностью... Я вас понимаю и уважаю-с... А теперь забудем о нашей стычке и не сердитесь на... на "бешеную собаку), -- улыбнулся адмирал. -- Право, она не злая. Так не сердитесь? -- допрашивал адмирал, тревожно заглядывая в лицо мичмана.

            -- Нисколько, ваше превосходительство.

            Адмирал, видимо, успокоился и повеселел.

            -- Если вы не удовлетворены моим извинением здесь, я охотно извинюсь перед вами наверху, перед всеми офицерами... Хотите?..

            -- Я вполне удовлетворен и очень благодарен вам...

            Адмирал обнял Леонтьева за талию и прошел с ним несколько шагов по каюте.

            -- Присядьте-ка...

            И, когда мичман присел, адмирал опустился на диван и, после нескольких секунд молчания, произнес:

            -- И знаете ли, что я вам скажу, Сергей Александрович, не как адмирал, а как старший товарищ, поживший и повидавший более вашего. Не будьте слишком строги и торопливы в приговорах о людях. Я слышал, что вы сегодня утром говорили в кают-компании... Слышал, каким вы хотели быть адмиралом! -- усмехнулся Корнев. -- Но только вы все вздор говорили... Положим, я требователен по службе, школю всех вас, но будто уж я такой отчаянный деспот, каким вы меня расписывали, а?.. И знаете ли что? Не услышь я случайно вашего разговора, были бы вы сегодня на "Голубчике"! -- неожиданно прибавил адмирал.

            Леонтьев удивленно взглянул на адмирала, ничего

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту