Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

95

проклятия раненых, крик и ругательства сражающихся, оглушительный треск, гром и вой выстрелов, лопающихся снарядов, батального огня, свист пуль, стук орудия... все смешалось в один невыразимый рев, называемый "военным шумом" битвы, в котором слышался, однако, и исполнялся командный крик начальника, сигнальная труба, дробь барабана".

            Так описывает в своих записках один из участников в отбитии штурма второго бастиона.

            Про этот же "военный шум", которым вызывают отвратительное опьянение варварством, старик, отставной матрос, ковылявший после войны по улице разоренного Севастополя на деревяшке вместо правой ноги, -- так однажды говорил мне, рассказывая про штурм:

            -- И не приведи бог что было, вашескобродие!

            -- А что?

            -- Известно, что... Никаким убийством не брезговали, ровно звери...

            И старик, между прочим, рассказал, как в этот штурм он задушил двух французов.

            -- Такие чистые были из себя и аккуратные... И пардону просили... Царство им небесное! -- заключил старик свой рассказ.

            И перекрестившись, прибавил:

            -- Звери и были в то утро. И мы и французы...

            Еще два раза выходили из траншей уже два раза отбитые французы и бросались на второй бастион. Но снова возвращались назад, не пробегая и половины расстояния...

            Неудачны были приступы и другой французской колонны на Малахов курган.

            В первый раз колонна отступила, когда до него оставалось сто шагов.

            И начальник Малахова кургана, капитан первого ранга Керн, недаром сказал:

            -- Теперь я спокоен. Неприятель ничего не сделает с нами!

            И действительно, второй приступ был отбит.

            Зато батарея Жерве была взята, но затем вновь отнята. И отряд смельчаков французов ворвался в Корабельную слободку. Их пришлось выбивать из хат и домишек, из которых французы стреляли.

            Озверелые и французы и русские долго сражались в Корабельной слободке.

            Поджидая подкреплений, французы дрались отчаянно. Каждый домик, каждую развалину приходилось брать приступом. Пощады французам не было. Да они не просили ее.

            И солдаты разносили дома, уничтожали людей, бывших в них. Многие влезали на крыши, разрушали их и совали пуки зажженной соломы, чтобы сжечь неприятеля. В одной хате, где французы не соглашались сдаться, их передушили всех до единого.

            Неудачен был и штурм третьего бастиона.

            Англичанам пришлось пройти от траншей до третьего бастиона под градом ядер, бомб, картечи и пуль значительное расстояние -- около ста сажен. Но английские цепи шли вперед с смелым упорством и хладнокровием.

            И только когда передние ряды были перебиты, задние поколебались и легли на землю, отстреливаясь. Еще одна попытка разобрать засеки и броситься на бастион не удалась, и англичане отступили в свои траншеи.

            К семи часам утра штурм был отбит на всех пунктах.

            Союзники не ожидали такого исхода. Они не сомневались, что Севастополь будет взят.

            Англичане запаслись разными закусками, чтобы позавтракать в Севастополе; раненый и взятый в плен французский офицер просил, чтобы его не перевязывали, так как через полчаса Севастополь будет в руках его соотечественников и тогда

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту