Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

83

накормили Маркушку, и затем уже седой как лунь старик, в шлюпке которого Маркушка пообедал тем, что надавали ему яличники, сказал:

            -- Никто как бог, Маркушка. А ты при нас останешься. В рулевых останешься!

            -- Не бойсь, никто не обидит.

            -- Всякий яличник возьмет такого рулевого!

            -- Дяденька! -- начал было Маркушка.

            Но седой как лунь яличник строго остановил Маркушку:

            -- Сперва слухай, что люди говорят! На то ты вроде корабельного юнги! После обскажешь, Маркушка!

            И с разных сторон говорили Маркушке:

            -- За тебя богу ответим, Маркушка! Потому вовсе ты сирота!

            -- Не пропьем! -- засмеялся кто-то из "дяденек", особенно склонный к пропиванию вещей, когда не было денег.

            -- Ялик твой вроде в ренду сдадим, за правильную цену.

            -- Деньги твои сбережем.

            -- И Бугая вещи, которые тебе не нужны, продадим!

            -- А платье его носи на здоровье... Только укоротить маленько!

            -- А тебя, Маркушку, разыграем. Чтоб никому не было обидно!

            -- Набросаем в шапку по меченой уключине. Чью вытянешь -- к тому и в подручные!

            -- Положим жалованье. Фатеру и харч... А водки не будет, Маркушка!

            Когда все эти грубоватые и сочувственные слова смолкли, Маркушка взволнованно проговорил:

            -- Спасибо, добрые дяденьки!.. Но только не останусь в рулевых!

            Слова Маркушки удивили старых яличников.

            Несколько секунд длилось молчание.

            И наконец раздались голоса:

            -- Уйдешь, значит, из Севастополя, Маркушка?

            -- Это ты надумал с рассудком, Маркушка!.. Недолга -- здесь и убьют мальчонку!

            Все обещали обрядить Маркушку как следует.

            Ялик его продадут, и будет сирота с карбованцами. Карбованцы обменяют на бумажки, зашьют в тряпицу и повесят на грудь, а на руки на рубль мелких денег дадут. И парусинную котомку справят. И сапоги купят.

            -- Одним словом, хоть до самого Петербурга иди, Маркушка!

            Однако все советовали так далеко не ходить, чтоб быть ближе к Севастополю.

            И многие посылали в Симферополь, Перекоп и Бериславль. У одного жил брат при месте; у другого сестра замужем за лавочником; у третьего внук в кучерах. Все охотно помогут такому башковатому мальчонке поступить на место.

            Не желая обижать "дедушку" -- того самого старика, который уж раз остановил Маркушку, -- мальчик нетерпеливо слушал и, когда яличники замолчали, обиженно и негодующе воскликнул:

            -- Из Севастополя не уйду...

            Все посмотрели на Маркушку.

            -- Куда ж ты денешься, Маркушка? -- спросил "дедушка".

            -- На баксион пойду!

            -- Убьют там тебя, чертенка!

            -- И пусть! Зато и я француза убью...

            -- Пальцем, что ли?

            -- Не бойсь, найду чем...

            Напрасно яличники и отсоветовали и подсмеивались над Маркушкой.

            Он решительно сказал, что пойдет на "баксион".

            -- Так и пустят мальчонку на расстрел!

            -- Пустят! Один мальчик из мортирки на баксионе во французов палит. И есть мальчики, которые защищают Севастополь! Я за тятьку и дяденьку Бугая, может, десять французов убью! -- прибавил возбужденно Маркушка, сверкая глазами.

            -- Обезумел ты,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту