Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

77

склады и предложила Маркушке заходить к ней на квартиру на четверть часа по утрам. Она ему поможет.

            Но Маркушка деликатно отказался. Он и сам может, и знакомый писарек в случае чего покажет.

            -- А забежать -- забегу... И на ялике прокатим вас, добрая барыня. Только прикажите.

            Сестра Ольга еще несколько минут проговорила с Маркушкой и его пестуном, узнала, где они живут, обещала заходить на пристань и звала Маркушку к себе.

            -- Буду угощать тебя чаем с вареньем.

            Через три дня Ольга Владимировна принесла Маркушке азбуку.

            Он стал заниматься с необыкновенным усердием. Выкрикивал склады и на ялике и дома.

         

      II

           

            Наступили холода. Особенно холодны были ночи. Часто дули жестокие норд-осты.

            Неприятельские батареи подвигались все ближе и ближе, и неприятельские траншеи были в очень близком расстоянии от наших.

            Бомбардировка не прерывалась. Защитники умирали и от снарядов и от болезней... Говорили, что Меншикова сменят и на его место назначат Горчакова.

            -- Он поправит дело! -- говорили многие севастопольцы, которым хотелось верить.

            -- Он разобьет французов и прогонит их домой... Не суйся!

            Но пока Меншикова не сменяли, он не воспользовался скверным положением союзников во время холодов поздней осени. Подкрепления еще не прибыли, и войско неприятеля значительно уменьшилось благодаря болезням. Запасы, одежда и помещения их были едва ли лучше наших.

            По словам перебежчиков, положение союзников в это время было такое же тяжкое, как и наше. Жили солдаты в палатках. Бараки еще не были устроены. Равнодушие союзных главнокомандующих к нуждам армии, пожалуй, походило на равнодушие князя Меншикова.

            "Если крушение армии, -- писал корреспондент англичанин в "Times", -- честь страны и положение английского государства должны быть спасены, то необходимо бросить за борт все уважения личной дружбы, официальной щекотливости и придворного прислужничества и поставить во главе управления опытность, дарование, энергию и достоинство даже в самой суровой и грубой их форме. Нет интересов выше общего интереса, потому что с падением последнего все рушится. Итак, нет возможных причин и извинений против немедленной смены начальников, оказавшихся недостойными исполнять обязанности, к которым призвали их протекция, старшинство и ошибочные воззрения. Не стыдно для человека не обладать гением Веллингтона , но со стороны военного министра преступно позволять офицеру, хотя один день, браться за исполнение обязанностей, забвение которых довело великую армию до гибели".

            "В настоящую минуту, -- писал другой английский корреспондент, -- дождь идет как из ведра, небо черно как чернила, ветер воет над колеблющимися палатками, траншеи превратились в каналы, в палатках вода иногда стоит на целый фут, у наших солдат нет ни теплой, ни непромокаемой одежды, они проводят по двенадцати часов в траншеях, подвержены всем бедствиям зимней кампании; между тем нет, кажется, ни души, которая позаботилась бы об их удобствах, или даже о сохранении их жизни. Самый жалкий нищий, бродящий по лондонским улицам, ведет роскошную жизнь в сравнении с британскими солдатами, которые жертвуют

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту