Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

40

раздалась команда: "свистать всех наверх". Надо было менять фор-марсель, поднять новые брам-реи, привязать и поставить новые паруса взамен унесенных шквалом.

            Бедный "Резвый" походил теперь на птицу с выщипанными перьями и еле подвигался вперед.

            А сбоку, на ветре, в близком расстоянии "Голубчик", уже весь сверху донизу покрытый парусами и стройный, красивый и изящный, словно гигантская белоснежная чайка, грациозно и легко скользил по океану, чуть-чуть накренившись и заметно убегая вперед.

            Видно было, что шквал напрасно бесновался, напавши на клипер, встретивший врага с оголенными мачтами. На "Голубчике" не прозевали и вовремя убрали все паруса.

            И сконфуженные моряки с оплошавшего и ощипанного "Резвого", начиная с самого адмирала и кончая маленьким кривоногим сигнальщиком Дудкой, смущенно, словно бы виноватые, посматривают на "Голубчик", блестящий и щегольской вид которого еще более подчеркивает посрамление "Резвого" и растравляет свежую общую рану.

            "Голубчик" уходил, и адмирал, несмотря на гнев, невольно залюбовавшийся клипером, уже снова нахмурил было брови за то, что спутник осмелился удаляться, как вдруг лицо адмирала прояснилось.

            Словно бы волшебством на "Голубчике" исчезли все верхние паруса и убран был пузатый грот. И клипер пошел тише, поджидая своего закопавшегося товарища.

            -- Поднять сигнал "Голубчику", что я изъявляю ему свое особенное удовольствие! -- приказал, слегка поворачивая голову к флаг-офицеру, адмирал.

            Через минуту сигнал уже взвился на крюйс-брам-рее.

            А адмирал нарочно громко, чтоб слышали все стоявшие на мостике, продолжал, ни к кому не обращаясь, точно говоря сам с собой:

            -- Вот это военное судно, а не... кафешантан. Видно, что там понимают, как надо служить... Там офицеры не распущены... Там теперь смеются над позором флагманного корвета... Это черт знает что такое!..

            Монте-Кристо только морщился и тревожно взглядывал на фор-люк, откуда должны были вынести новые паруса. Уж прошла минута, другая, третья, а фор-марсель не несли, и капитан волновался, нервно пощипывал свои холеные усы, и все его мысли заняты были фор-марселем.

            Старший офицер Михаил Петрович, распоряжавшийся авралом, точно ужаленный жгучим чувством ревности к "Голубчику", где старшим офицером был его большой приятель и такой же славный моряк, как и он сам, и с которым они соперничали в знании всех тонкостей морского дела, -- еще нетерпеливее, громче и сердитее крикнул:

            -- На баке! Что же фор-марсель? Скорее фор-марсель!

            В этом крике, полном нетерпения и досады, чуткое ухо моряка услыхало бы и нотку мольбы и страдания. Оно отражалось и в нервно напряженном лице

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту