Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

70

койках, поправляла подушки, говорила несколько слов и шла дальше...

            Наконец она остановилась у койки, где лежал Игнат Ткаченко, и, нагнувшись к его осунувшемуся, землистому и пылающему лицу, тихо сказала:

            -- Гости пришли...

            Глаза матроса оживились радостью, когда он увидал Маркушку и Бугая.

            -- Ишь ведь Маркушка... Разыскал отца... Молодца мальчонка...

            Матрос говорил, стараясь бодриться и не показать, как ему худо. И он выпростал из-под одеяла руку, сжал руку Маркушки и, не выпуская ее, жадно, скорбно и любовно смотрел на сына.

         

      0x01 graphic

           

            И Маркушке казалось, что отец не так опасен и будет жить.

            -- Счастливый мичман приказал вам кланяться и посылает вина. Хорошо, говорит, для поправки...

            -- Хочешь, Игнат? Сестра позволила, -- спросил Бугай.

            Сестра уже поднесла к спекшимся губам матроса рюмку вина.

            Он отпил немного и, любуясь Маркушкой, горделиво сказал сестре:

            -- Какой у меня Маркушка, сестрица!..

            -- Славный у тебя сын, Игнат! -- промолвила сестра и пошла к призывавшим ее страдальцам.

            А Игнат сказал Бугаю:

            -- Спасибо тебе... Береги сироту... У сестры мои три карбованца... Так для Маркушки...

            -- Будь спокоен за Маркушку... Сберегу мальчонку...

            -- Мне не надо... Вам пригодятся деньги, тятька.

            Игнат попробовал улыбнуться, но вместо улыбки на его лице пробежала страдальческая гримаса.

            -- Дюже болит? -- спросил Маркушка.

            -- Не очень... Пройдет... Прощай, Маркушка... Прощай, Бугай... А я, я... Что-то в глазах... Мутится... Где ты, Маркушка... Маркушка?..

            -- Я здесь, здесь, тятька!..

            Но тускневшие глаза, казалось, не видели никого. Из груди его вырывались стоны.

            -- Тятька! Я здесь! -- крикнул в ужасе Маркушка.

            -- Не замай... Он заснуть хочет! -- сказал Бугай, утирая слезы.

            -- Ступай домой, Маркушка! -- ласково промолвила подошедшая сестра. -- Он... скоро перестанет мучиться...

            Маркушка, казалось, понял и припал к холодевшей руке отца.

            Через минуту Бугай увел Маркушку из палаты. Они вышли из госпиталя и сели в ялик.

            Ночь была прекрасная. Луна бесстрастно смотрела сверху. Маркушка, вдыхая полной грудью чудный воздух, правил рулем, тоскливый и потрясенный.

         

      II

           

            Только забрезжило перед рассветом, как Маркушка поднялся, осторожно оделся, чтоб не будить Бугая, и со всех ног бросился на Северную сторону и переправился на ялике к госпиталю.

            Опять полная ранеными приемная. Опять смрадный воздух в полутемной палате. Опять, словно привидение, ходит между койками та самая сестра, которую видел вчера мальчик. Только она казалась совсем старая, осунувшаяся, истомленная после бессонной ночи.

            Приход Маркушки удивил сестру милосердия. Удивил и в то же время умилил ее.

            Он уже был у койки, где вчера лежал отец, но вместо него лежал другой, с такими же потухающими глазами на измученном, мертвенном, обросшем волосами лице и так же, как и отец, шептавший что-то губами, и из его груди вырывались стоны ужасного страдания.

            Сестра уже была около Маркушки.

            -- Умер? -- спросил мальчик.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту