Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

67

молча и скорыми шагами спустились в город. Они купили бутылку вина, пошли к пристани и отвалили на своем ялике, направляясь в южную бухту, чтоб переправиться через нее и пристать к госпиталю.

            Музыка с бульвара долетала до наших приятелей.

            На рейде царила тишина. Но в Южной бухте чаще раздавалась мерная гребля военных баркасов, полных раненых.

            Скоро ялик пристал к пристани. Через несколько минут Бугай с Маркушкой вошли в главный подъезд госпиталя, вошли в большие сени и не могли двинуться -- такая толпа людей, ожидающих помощи, была здесь. Стоял стон. Раздавались крики и мольбы о помощи.

            Маркушка ахнул и схватился за штанину Бугая.

            -- Народу-то, господи! И как найти тятьку! -- промолвил Маркушка.

            -- Найдем!..

            Сени были битком набиты. В ожидании приема и осмотра раненые стояли, сидели на подоконниках, на полу. Многие лежали без сознания и, казалось, умирали. Два госпитальные служителя повторяли: "Повремените, братцы!" Писаря записывали фамилии. В толпе ходили две женщины. Они поили вином, освежающими напитками и то и дело ласково говорили:

            -- Подождите... Потерпите, братцы. Доктора заняты более трудными ранеными. Сейчас и вас осмотрят и всех уложат в палатах.

            Одна -- пожилая женщина -- была в форменном коричневом платье с белым капюшоном на голове, с крестом на шее, другая -- молодая -- была в легком темном платье, гладко зачесанная, с обручальным кольцом на маленькой руке.

            Обе, сопровождаемые госпитальными матросами с ковшами и мисками, никого не обходили и каждому находили ободряющее ласковое слово.

            -- Это какие же барыни? -- спрашивал Маркушка.

            -- Одна милосердная вроде как бы казенная из Петербурга прибыла... призревать людей... Видишь -- заботливая, еле ходит -- устала, а обнадеживает... И хоть бы прикрикнуть... Другой зря кричит... А другая, Маркушка, вольная милосердная. Знакомая барыня, Анна Ивановна Вергежина, супружница капитан-лейтенанта... Он на баксионе, а она вон где... Осталась по доброму сердцу в Севастополе... Жалостливая...

            -- Ее и спроси насчет тятьки...

            -- Как подойдет... Видишь, за делом... И всякому ответь...

            Кто-то спрашивал "милосердную":

            -- Матушка! А не убьют бомбой в госпитале? От баксионов близко...

            -- Скоро переведут госпиталь в морское собрание... Павел Степаныч уже распорядился насчет этого... А пока слава богу! -- успокаивала пожилая "милосердная", как звали матросы и солдаты сестер.

            Анна Ивановна, побледневшая от усталости, подошла к одному раненому, вблизи от Бугая и Маркушки. И, когда она подала ему стакан воды с вином, старый яличник окликнул ее:

            -- Барыня!.. Вашескородие!.. Дозвольте обеспокоить...

            Молодая дама узнала Бугая.

            -- Ты зачем здесь?

            -- По причине Маркушки... Вот он самый. Отца пришел проведать... Ранен в ноги на четвертом баксионе. Ткаченко... Допустите к нему, Анна Ивановна. Вот и письмо от Ласкового мичмана к доктору...

            Анна Ивановна грустно-грустно взглянула на Маркушку, погладила его всклокоченную голову и сказала:

            -- Идите в третью палату. Он там... Обратитесь к сестре. Она покажет...

            -- А как тятька?

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту