Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

49

страшную бомбардировку и успела потом в одну ночь исправить повреждения и заменить все подбитые свои орудия, -- не может, кажется, не внушить некоторого сомнения в надежде овладеть крепостью дешево и скоро".

         

      II

           

            Это осторожное донесение главнокомандующего, питавшего только "некоторое сомнение" в возможность потерять Севастополь, было, казалось, одним из редких обнадеживающих донесений императору Николаю Первому и своих не мрачных взглядов на положение Севастополя.

            Сам главнокомандующий, один из любимейших императором деятелей того времени, сам признавал то, что казалось невероятным. Начальники, офицеры и даже сами войска, -- словом, все то, что считалось нашей гордостью и главным козырем, поддерживающим могущество России и внушающим страх Европе, -- все это, по мнению князя Меншикова, бесспорно умного человека, -- было самоуверенное заблуждение.

            Князь не раз предупреждал еще до объявления войны, что необходимо более войск, чем у него есть: "Небо помогает большим войскам", -- острил он и прибавлял, что необходимо укрепить Севастополь с Южной стороны. Но его донесения вначале не исполнялись, и десант большой союзной армии застал нас врасплох не по вине одного Меншикова.

            И затем он уже не раз жаловался и государю, и министру, и князю М.Д.Горчакову о недостатке способных генералов и особенно офицеров. Корпусные командиры не внушали доверия князю. "Это будет истинное несчастие, если б генерал Д. стал во главе армии", -- говорил Меншиков об одном корпусном командире.

            Генерала Липранди главнокомандующий считал "хитрым и двуличным", а про офицеров генерального штаба писал: "Все находящиеся у меня, за исключением одного или двух, полнейшая ничтожность, в том числе и N, неспособность которого ниже всякой критики".

            Понимал, казалось, общее заблуждение насчет нашей военной мощи не один только скептик и недоверчивый князь.

            Даже князь Горчаков, главнокомандующий дунайской армией и сочинивший песенку, в которой даже англичане и французы названы "басурманами" и которую распевали наши солдаты , в то же время, посылая войска и генералов из дунайской армии в подкрепление разбитой уже под Альмой армии Меншикова, писал ему не всегда утешительные сведения.

            "Что же касается до генерала NN, то его я не знаю, но говорят, что он бестолков. Чтобы сколько-нибудь вознаградить за его глупость, я ему придал генерального штаба подполковника, одного из лучших моих офицеров" .

            Затем князь Горчаков писал князю Меншикову о том же генерале: "Позвольте вам напомнить, что NN большой дурак (est un grand bete) и что совершенно необходимо ему запретить атаковать неприятеля. Вся его обязанность заключается в ведении малой войны, потому что иначе он настолько глупо атакует укрепления, что без сомнения будет во вред его дивизии и покроет его стыдом". В другом письме князь Горчаков пишет: "Наши кавалерийские офицеры вообще ничего не разумеют в такой войне". А о посылаемых войсках сообщает: "Войска, вам посылаемые, хороши, но вы не поддадитесь на их хвастовство. Они скажут, что готовы штурмовать небо. Дело в том, что они будут стойки при защите данной местности, но не ждите от них смелых атак. У неприятеля

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту