Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

38

            Бугай и Маркушка вошли в бастион.

            Занятые работой матросы не обратили на пришедших внимания. Офицеры были тут же и наблюдали за работами.

            Все работали быстро и возбужденно, видимо стараясь скорей привести свой бастион в боевую готовность и в такой порядок, к какому привыкли на своих кораблях. И чувствовалось, что у всех уже есть что-то любовное к своему бастиону, какое бывает у хозяйственных людей, устраивающих свои жилища на долгое время.

            -- Гляди, Маркушка! -- проговорил Бугай, указывая на большие корабельные пушки, дула которых смотрели в амбразуры, прорезанные в вале, за которым мог скрываться человек от пуль. -- Из эстих самых и будем встречать гостей орехами. А где, братцы, тут Игнат Ткаченко? -- обратился Бугай к ближним матросам.

            Маркушка уже увидал отца у последнего орудия, в конце бастиона, и побежал к нему.

            Он обкладывал фашинником "щеки" амбразуры , вполголоса мурлыкая какую-то песенку.

            -- Здравствуйте, тятенька! -- проговорил мальчик.

            Отец поднял голову, и по его лицу пробежала радостная улыбка.

            -- Здравствуй, Маркушка... И дурак же ты... В шабаш приходи! -- воркнул Ткаченко.

            Однако бросил работу, пожал руку сына и торопливо промолвил:

            -- Видишь, спешка... Где живешь?

            -- У дяденьки Бугая... В рулевых...

            -- В кису не накладывал тебе?.. -- с ласковой шутливостью спросил матрос.

            -- Не накладывал...

            -- Не за что... Твой Маркушка молодца! -- промолвил подошедший Бугай.

            -- Зачем, Бугай, не на ялике?

            -- Сюда работать пришли... И Маркушка пожелал...

            -- Правильно, Маркушка. Потрудись за Севастополь!.. А пока лясничать некогда... Не похвалят и меня и тебя, дедушку с внуком... Начистит зубы батарейный... У нас и на баксионе, как на корабле...

            С этими словами Ткаченко принялся за работу у амбразуры.

            -- А ты, Игнашка, комендором? -- спросил Бугай.

            -- Комендор.

            -- Смотри, шигани его!

            -- Шигану... Только приходи!

            -- Пообедаем с Маркушкой и зайдем...

            -- То-то зайди, братцы... А за Маркушку спасибо, Бугай... Сирота ведь!

            -- Форменный рулевой... Ну, валим, Маркушка. Тятьку повидал и на работу!

            Через несколько минут наши добровольцы были уже за бастионом, где шла работа.

            Каждый из них получил по лопате, встали в длинный ряд рабочих и принялись рыть землю.

            Бугай и Маркушка работали изо всех сил, сосредоточенно и молча. Маркушка увидел, что не один он был такой мальчишка. Он заметил, что среди вольных рабочих были и приятели-мальчишки, и знакомые девочки, и матроски из слободки.

            И Маркушка ожесточеннее рыл каменистую землю.

            Вдруг в первых рядах раздалось "ура" и подхватилось следующими рядами. Закричали "ура" Маркушка и Бугай и сняли шапки.

            В нескольких шагах остановился на лошади высокий, сухощавый, слегка сгорбленный Корнилов.

      0x01 graphic

      0x01 graphic

            Еще громче кричали "ура".

            Серьезное и умное лицо Корнилова, бледное и утомленное, дышало энергией и решимостью. Усмешка играла на его тонких губах.

            Он махнул рукой. Все смолкли.

            -- Спасибо, братцы! -- проговорил

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту