Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

36

Не пришли.

            -- Придут, Бугай.

            -- Встретим, Ахметка!

            -- Аллаху все известно.

            -- А ты, Ахметка, чего не уходишь?

            -- Куда уходить?

            -- К турке... Сказывают, ваши бунтуют...

            -- Испугались русских и бунтуют. Русский не понимает татар, какие они народ... А мне зачем уходить?.. Привык здесь. В Байдар отцы жили, и я умру там, если аллах дозволит... Под султаном земли не дадут... Там скорей человеку секим-башка.

            -- То-то оно и есть... Живи, братец ты мой, на своем месте. Ты, Ахметка, с рассудком. А у бога все люди равны! -- неожиданно прибавил Бугай.

            -- На сколько тебе бубликов, Бугай?

            -- Давай на две. У меня постоялец -- Маркушка.

            -- Хороший Маркушка! -- сказал татарин.

            Бугай взял бублики и пошел домой.

            С кораблей и с ближайших батарей донесся звон колоколов, отбивавших две склянки -- пять часов утра. Город еще спал, но вокруг слышался гул работы. Слободка поднималась. Из хат выходили мужчины и женщины, направляясь к окраине города. У многих были ломы и лопаты. У баб -- мешки. Все торопились.

            Старик яличник спросил знакомого отставного матроса:

            -- Где батареи работаешь?

            -- Около четвертого баксиона. Отсюда ближае! -- на ходу ответил старый матрос, слегка прихрамывая на одну ногу, давно переломанную на корабле, когда сорвался с реи и упал на палубу.

            -- Как он придет -- увидит, как встретим! -- хвастливо проговорил какой-то подросток.

            -- И матроски пригодятся, дедушка. Подсыпем земли! -- смеясь, проговорила молодая женщина.

            -- И Севастополя, дедушка, не отдадим! -- возбужденно воскликнула другая.

            -- Молодецкие внучки и есть! -- ответил Бугай.

            Он вошел к себе, заварил чай и только тогда разбудил своего маленького приятеля.

            Маркушка быстро оделся и вместе с "дяденькой" стал пить чай.

            Мимо открытого окна проходили люди.

            И Маркушка спросил:

            -- Это куда наши идут, дяденька?..

            -- На работу... Помогать строить батареи, Маркушка...

            -- Пустите, дяденька, и меня к тятьке на баксион... Приказал проведать...

            -- Сходи...

            -- Может, дозволите и подсобить на стройке батарей... А вечером на ялик, дяденька...

            Бугай ласково посмотрел на мальчика и сказал:

            -- Вместе пойдем.

            -- Куда?

            -- Туда, куда люди пошли...

            -- А как же с яликом?

            -- Ты молодца... Сердце-то подсказало, что там, -- и старый матрос указал пальцем по направлению к бульвару, -- мы с тобой нужнее, чем на ялике... Не торопись... выпей еще стакан... Бублики ешь.

            Через пять минут яличник и его маленький подручный уже шли на пристань, и Бугай предложил нанятому им на ночь человеку остаться на день, а то и на два или три...

            -- А ты?

            -- Мы с Маркушкой землю копать... А у тебя ноги больные... Сиди на шлюпке да греби, пока мы не придем... Так, что ли?..

            Дело было слажено, и Бугай с Маркушкой пошли.

            -- На рынок зайдем, Маркушка. Как зашабашат на работе -- будем с обедом.

            Рынок, расположенный у Артиллерийской бухты, был менее оживлен, чем бывал обыкновенно в ранние часы утра. Но все-таки толкались толпа

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту