Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

28

совета, и объявил, что выйдет в море.

            Меншиков же вполне согласился с советом и приказал затопить корабли на фарватере.

            -- Я не могу исполнить приказания вашей светлости!

            -- Ну, так уезжайте в Николаев, к своему месту службы, как начальник штаба черноморского флота и портов! -- резко сказал главнокомандующий.

            И с этими словами приказал своему ординарцу попросить к себе командира севастопольского порта.

            -- Остановитесь! -- воскликнул Корнилов. -- Это самоубийство... то, к чему вы меня принуждаете... Но чтобы я оставил Севастополь, окруженный неприятелем, невозможно! Я готов повиноваться вам!

            И через пять дней корабли были затоплены .

            День девятого сентября был для севастопольцев жутким. Все ждали неприятеля... Все работали, воздвигая укрепления... Корнилов был везде.

            К вечеру собрались под Севастополем, на так называемом Куликовом поле, наши войска и расположились бивуаком. Меншиков ни с кем не совещался. Видимо, никому не доверяя, сидел он в маленьком домике, угрюмый, раздраженный, разглядывая карту Крыма, и погруженный в мрачные думы.

            Одиннадцатого сентября он отдал приказ, которым возложил оборону всей северной части Севастополя на Корнилова, а заведование морскими командами, назначенными для защиты южной части, -- на Нахимова.

            Разумеется, князь не сомневался, что, несмотря на геройство Корнилова с его десятью тысячами моряков и двумя батальонами пехоты, несмотря на геройство Нахимова с тремя тысячами моряков, -- Севастополь обречен на гибель, если союзники догадаются идти на Севастополь.

            И Меншиков торопился уйти от союзной армии и соединиться с подкреплениями, чтобы спасти весь Крым и взять Севастополь обратно, если его неприятель уже возьмет.

            Никто в точности не знал его намерений. Все знали только, что главнокомандующий бросает Севастополь ввиду неприятеля, и в эти дни князя Меншикова называли "Изменщиковым".

            Даже рассказывали, что светлейший продал Севастополь английскому главнокомандующему лорду Раглану . Рассказывали, будто бы союзники посылали к Меншикову с предложением, чтобы город сдался и ключи были посланы в главную квартиру, и на это князь отвечал: "Ключи я потерял под Альмой, а Севастополь брать вам не мешаю"...

            "И взял да и ушел ночью в Бахчисарай!" -- прибавляли в Севастополе.

         

      IV

           

            В эту памятную ночь разбитые войска Меншикова не долго спали под Севастополем на бивуаках на Куликовом поле. Надо было во что бы то ни было скрыться от неприятеля, как скрывается от охотника затравленный, обессиленный зверь, чтобы зализать раны и удрать под его носом. Обоз был раньше послан по боковой дороге к Симферополю, в обход союзников.

            В маленьком домике, закрытом деревьями, сидел за деревянным столом главнокомандующий, задумавший свое смелое фланговое движение.

            Это был высокий, худой, болезненный на вид старик, с коротко остриженной седой головой, с темными проницательными глазами, от взгляда которого веяло холодом, надменностью и умом. Его бледно-желтое лицо то и дело морщилось, и губы складывались в гримасу, точно он испытывал какую-то боль.

            Он был в пальто с генерал-адъютантскими

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту