Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

23

    Обожаемый матросами за справедливость, доступность и любовь к простому человеку, уважаемый как лихой адмирал, уже прославившийся недавним разгромом турецкой эскадры в Синопе , и впоследствии герой Севастополя, -- Нахимов был среднего роста, плотный, быстрый и живой человек, казавшийся моложе своих преклонных лет, с добрым, простым, красноватым от загара лицом, гладко выбритым, с коротко подстриженными рыжеватыми с проседью усами. Небольшие светлые глаза, горевшие огоньком, были серьезны, озабоченны, и в то же время в них чувствовалась доброта.

      0x01 graphic

            И от всей его фигуры, и от строгого, казалось, выражения лица, и от нахмуренных бровей так и дышало необыкновенной простотой, правдивостью и почти что детской бесхитростностью скромного человека, казалось и не подозревавшего, что он герой. Он думал, что только делает самое обыкновенное дело, как может, по своей большой совести, когда ежедневно рисковал жизнью, объезжая во время осады бастионы, чтоб показаться матросам, и они понимали, что действительно это их адмирал.

            Он был в потертом сюртуке с адмиральскими эполетами, с большим белым георгиевским крестом на шее. Из-под черного шейного платка белели "лиселя", как называли черноморские моряки воротнички сорочки, которые выставляли, несмотря на строгую форму николаевского времени, запрещавшую показывать воротнички. Из-под фуражки, надетой слегка на затылок, выбивались пряди редких волос.

            Нахимов увидал уличного черноглазого мальчишку в галерее и быстро повернул к нему.

            Глаза адмирала стали приветливы, и в его голосе не было ни звука генеральского тона, когда он отрывисто спросил:

            -- Что тебе, мальчик?

            -- Письмо с Северной стороны! -- ответил Маркушка, вспыхнувший оттого, что говорит с самим Нахимовым, и подал ему записку.

            Тот прочитал и спросил:

            -- Зачем там был?

            -- На ялике... рулевым...

            -- Матросский сын? Как зовут?

            -- Маркушкой!

            -- Александр Иваныч! -- обратился Нахимов к вышедшему из комнаты своему адъютанту, моряку. -- Немедленно съездите-с к Корнилову... Показать-с записку. А в госпиталь сам съезжу-с... Лошадь.

            -- Самовар готов, Павел Степаныч!

            -- Отлично-с! А мальчику дайте, Александр Иваныч, рубль. Рулевой-с... Иди, Маркушка, на кухню... Скажи, чтоб тебе дали чаю...

            -- Очень благодарен... Но я должен на ялик, Павел Степанович...

            -- Вот-с, Александр Иваныч... И он... понимает-с!.. Молодец, Маркушка... Славный ты черноглазый мальчик...

            Адмирал ласково потрепал по щеке Маркушку.

            Адъютант дал Маркушке рубль.

            И адмирал и адъютант вышли на улицу. Им подвели лошадей, и они уехали.

            А Маркушка, обрадованный похвалой Нахимова и наградой, которую считал богатством, спрятал его в штаны и побежал со всех ног на пристань... Он встречал кучки раненых солдат. Увидал их и на пристани, только что выходивших из яликов.

            Бугая не было.

            Маркушка присел и слышал, как яличники говорили о том, что на Северной видано не видано сколько раненых солдат и что многие не хотят в госпиталь и просились на ялики.

            Вернулся Бугай, и опять на его ялике солдаты...

            Только что они

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту