Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

17

          Прибежал откуда-то пожилой моряк, смотрел на бухту и ругался:

            -- Хоть бы вовремя предупредили... Давно бы были пароходы и баркасы, а то... Разве я виноват? Доктор! Вы понимаете, каков штаб у Меншикова!.. Не знал ли он, что будут раненые?!

            -- Это ужасно... Ведь люди! -- возмущался доктор.

            Тогда моряк вошел в середину толпы и крикнул:

            -- За баркасами послано, братцы! Потерпи. Сейчас вас перевезут!..

            Но доселе безропотно ожидавшие, казалось, взволновались словами моряка.

            Из толпы в разных концах раздались слова:

            -- Бросили здесь, как собак!

            -- С раннего утра не ели.

            -- Хоть бы перевязали... Истекай кровью!

            -- В город доставьте... Не давайте умирать!

            -- Он нагрянет...

            -- Всех нас и заберут!

            Раненые зашевелились. Многие стали подниматься.

            Тогда моряк во всю мощь своего голоса крикнул:

            -- Сиди, братцы! Не слушай дураков! Он не придет. Наша армия не пустит.

            С этими словами он быстро вернулся к пристани и крикнул Бугаю:

            -- Стоп отваливать!

            С ближайшей телеги донесся голос:

            -- Менщик пустил... Пропали мы!

            -- Врешь! -- закричал на раненого моряк.

            Он достал из кармана листок бумаги и написал карандашом на ней несколько слов.

            -- Ты, рулевой мальчишка! -- сказал моряк Маркушке.

            -- Есть, вашескобродие.

            -- Знаешь квартиру Павла Степаныча Нахимова?

            -- Как не знать.

            -- Сбегай немедленно к нему и передай записку.

            -- Есть!

            В ту же минуту сбоку, вокруг толпы, подъехал к пристани на крымском славном иноходце молодой запыленный офицер в адъютантской форме.

            Он соскочил с седла, бросил поводья сопровождавшему его казаку и крикнул на отвалившую только шлюпку Бугая:

            -- Вернись... Возьми...

            Бугай затабанил, и шлюпка была у пристани.

            -- Еду с письмом от главнокомандующего к Корнилову! -- взволнованно проговорил адъютант, пожимая руку знакомого моряка.

            -- Ну что?.. Какие вести?

            -- Плохие...

            -- Отступили?..

            -- В беспорядке!.. Срам... Кирьяков с дивизией перепутал...

            -- А куда армия?..

            -- Отступаем на Инкерман... Ночуем там...

            -- А союзники?

            Офицер пожал плечами.

            -- Идут за нами... Может, и в Севастополь!.. -- ответил чуть слышно офицер.

            И, пожав руку моряка, вошел в шлюпку, и она отвалила.

            Наконец показалась большая флотилия больших гребных судов, плывших на Северную сторону для перевозки раненых в город.

            Старый яличник наваливался на весла, угрюмый, не проронивший ни слова и прислушивавшийся к подавленному тону разговоров своих пассажиров.

            -- Дяденька! Идут! -- радостно крикнул Маркушка.

            Он стоял у руля в маленьком кормовом гнезде сзади переднего сиденья на ялике.

            "Дяденька" Бугай быстро повернул голову, взглянул секунду-другую на военные баркасы и катера и удовлетворенно прошептал:

            -- Слава тебе господи!

            Маркушка правил рулем добросовестно.

            Весь отдавшийся своему делу, он не слыхал, о чем разговаривали перед его носом два офицера: оба усталые, бледные, молодые, со сбившимися

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту