Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

10

-- крупа не осрамит своего звания и врукопашную... Не так обидно... Француз -- известно, жидкий народ -- похорохорится... однако не сустерпят штыка... И драйка к своим кораблям и гайда домой... "Ну вас!.. Не согласны"...

            Маркушка даже щелкнул языком от удовольствия.

            Но Маркушкина спесь была значительно сбита, когда после минутной паузы отец раздумчиво проговорил:

            -- И опять-таки обмозгуй ты, Аннушка: какие есть генералы при солдатах? Есть ли при рассудке в них отчаянность и умеют ли распорядиться солдатом? Это как и по нашей флотской части. Ежели начальник с флотским понятием, зря не суетится -- и матросу лестно, и никогда он не обанкрутит начальника... За Нахимова Павла Степаныча куда вгодно... То-то оно и есть... Какое от Менщика будет одоление -- скоро узнаем... Хучь и приди француз -- а за Севастополь постоим... Живыми не отдадимся...

            Несколько времени царило молчание.

            -- Завтра на баксион перебираться... -- промолвил Игнат.

            -- А жить где? -- спросила жена...

            -- В землянках...

            -- И харч, как на корабле?..

            -- Все по положению по морскому довольствию... И наш командир будет начальником баксиона... И прочие офицеры... палить будем, ежели француз придет... А за тобой, Аннушка, кто приглядывает? -- вдруг спросил матрос.

            -- Да кто? Все Маркушка... Заботливый. Вроде как нянька ходит за матерью...

            -- А Даниловна?

            -- Сидела давеча, как Маркушка за тобой бегал.

            -- Небось больше не придет! -- вмешался в разговор Маркушка.

            -- Отчего это?

            -- Она ведьма и изменщица... Я не пущу ее, тятенька! -- решительно воскликнул Маркушка.

            И, волнуясь и спеша, он рассказал, почему именно Даниловна изменщица и злющая ведьма, и не отказал себе в удовольствии похвастать, как он "отчесал" боцманшу.

            Слушая Маркушку, матрос только усмехался, видимо довольный не менее матери, что "мальчонка башковат, и пестует мать, и форменно изругал боцманшу".

            -- А какая она изменщица?.. По какой такой причине? Она, братец ты мой, не изменщица... Даниловна злющая и много о себе полагает. А за брехню ты, Маркушка, правильно отчекрыжил.

            И, обращаясь к жене, сказал:

            -- Небось, как был жив боцман, она не посмела бы шипеть, как гадюка... У него рука была тяжелая... Держал свою гадюку в понятии... С рассудком был боцман... И пьянствовал в плепорцию.

            В эту минуту к домику подъехали дрожки.

            -- Доктор, мамка! -- доложил Маркушка и, просветлевший, побежал встретить доктора.

            Пожилой сухощавый доктор с рыжими волосами и бачками вошел в комнату, потянул длинным носом, и на его лице пробежала гримаса.

            -- Ну и душно здесь...

            -- Точно так, вашескобродие! -- ответил матрос, вытянувшись перед доктором. -- И дух чижелый... -- прибавил он.

            -- Твоей жене, Ткаченко, и дышать труднее... Как тебя, матроска, звать? -- спросил доктор, приблизившись к больной.

            -- Анной, вашескобродие! -- взволнованно и внезапно пугаясь, ответила матроска.

            Доктор взглянул на ее лицо и стал необыкновенно серьезен.

            -- Ты, Анна, не волнуйся... Нечего меня бояться... Твой матрос знает, что я не страшный.

 

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту