Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

9

и, смотри, опять во всем своем парате в поправку...

            -- То-то и я обнадежена... А ждала тебя... Думала: загулял...

            -- Дура ты, Анна, и есть... Не спускали... Оттого и не пришел. И сейчас отпустили всего на один час... Разве что завтра отпустят.

            -- То-то зайди...

            -- А то, думаешь, не зайду... Скоро и вовсе на баксион переберемся... Тогда буду забегать. По другой части будем... вроде как крупа... На сухопутье...

            И матрос стал рассказывать, что приказано затопить несколько кораблей на входе на рейд и остальные корабли разоружить... Орудия со всех кораблей на батареи и матросов к своим пушкам... И Нахимов будет и на сухой пути начальником... И Корнилов тоже. Башковатый адмирал... И оба они просили Менщика вытти всему флоту к французским и английским кораблям... Сцепиться, мол, с ними и -- будь что будет, а изничтожить неприятельский флот... А Менщик не допустил. "Вы, говорит, адмиралы, зря только себя изничтожите... На них корабли все с машинами жарят под парами... Куда хотят, туда и иди, вроде как праходы... А вы-то что с одними парусами? Ежели ветра не будет -- что вы поделаете?.. А он всех и перетопит... Будет себе палить, как ему вгодно, и шабаш!.." Нахимов и покорился... Ничего не поделаешь...

            И матрос примолк.

            -- Так как же, Игнат? -- спросила матроска.

            -- Насчет чего, Аннушка? -- переспросил матрос, отводя взгляд, чтоб не смотреть на эти тревожные лихорадочные глаза, глубоко запавшие в глазницы.

            -- Значит, он придет к нашему Севастополю? Господь допустит?

            -- Ни в жисть! Нахимов с матросами не допустит. Всех французов перебьет! -- с задорной уверенностью и не без отваги воскликнул Маркушка, сообразивший, что отец не забегал по дороге в питейный и, следовательно, зря не треснет.

            Однако на всякий случай Маркушка попятился к дверям.

            Матрос не поднял своих клочковатых, нависших бровей, придававших его добродушному лицу свирепый вид, и не сжал руки в здоровенный кулак.

            Он взглянул на Маркушку с какою-то ласковой жалостью, точно понимал, что мальчик скоро будет сирота.

            Но для порядка отец все-таки не без строгости проговорил:

            -- Видно, давно не клал тебе в кису, Маркушка!

            -- На прошлой неделе наклали, тятенька!

            -- То-то давно! -- усмехнулся матрос. -- Вовсе ты стал отчаянный, Маркушка! Скажи пожалуйста, какой вырос большой матрос. Рассудил!

            И, обращаясь к жене, прибавил:

            -- Не сумлевайся, Аннушка... не оконфузимся... Скоро обозначится война. Князь Менщик окажет, какой он есть генерал против французского, ежели к десанту не поспел... Еще, может, поправится... Ну и то, что у их все стуцера , а у наших таких ружей нет. У француза стуцер далеко бьет, а нашему ружью не хватает дальности. Вот тебе и загвоздка.

            -- Зачем же нашим не роздали стуцеров? -- нетерпеливо спросил Маркушка.

            -- Ой молчи, Маркушка... Не перебивай... Съезжу!

            -- Слушай, что отец говорит, Маркушка! -- ласково промолвила матроска.

            Матрос продолжал:

            -- К строку не изготовили этих самых стуцеров. Солдатику и обидно. И ежели Менщик в полном своем генеральском понятии да скомандует: "В штыки, братцы!"

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту