Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

4

            -- Допустили... Может, заманивает Менщик, чтобы их сразу, подлецов, погнать домой... Не лезь, мол, в гости... Не приглашали!.. Менщик -- старая лиса. Он их объегорит...

            И, словно бы внезапно озлобляясь на что-то, старик возбужденно проговорил:

            -- А к Севастополю не подпустит... Не смеет. Ежели сразу и не прогонит француза, вернись сюда... Не оставляй без призора наш Севастополь! Не пускай сюда... французов да гличан. Только дай нам помогу... А матросики небось не отдадут Севастополя. Нахимов так и сказал: "Не отдадим, братцы!"

      0x01 graphic

            Маркушка жадно слушал старика и не мог сообразить, как это возможно, чтобы такой жидкий народ, как французы, мог прийти к Севастополю и чтобы наши не прогнали их немедленно, как только они высадились.

            И хоть он и почувствовал, будто что-то неладно и французы могут прийти -- недаром же "дяденька" допускал, что "старая лиса" сразу не прогонит, и недаром же барыни утекают, -- но словно бы желая избавиться от этого чувства и подбодрить себя, Маркушка, взволнованный, со сверкавшими глазами, проговорил:

            -- Не отдадим, дяденька!

            -- То-то и есть... А это пусть опасаются которые трусы, Маркушка... Есть такие... Перевозишь... Наслушаешься разговоров... А ты, Маркушка, видно, прокатиться захотел? -- спросил "дяденька".

            Маркушка объяснил, зачем пришел. Он рассказал, как тяжело дышит мать и как долго кашляет, и, рассчитывая, что "дяденька" все знает, спросил:

            -- Ведь мамка не помрет? Вы как полагаете, дяденька?

            -- Зачем ей помирать? Она матроска молодая. Отлежится... Простуда и выйдет. Не сумлевайся, Маркушка... Молодца! Заботливый ты сынишка!

            И "дяденька" потрепал Маркушку по спине и прибавил:

            -- Давай на "Костентин" смахаю. Отцу скажу, ежели пустят. Только вряд ли дозволят матросу на берег. Видел, какая спешка против француза...

            -- Спасибо, дяденька! -- горячо промолвил Маркушка, тронутый предложением перевозчика. -- Вот и катер отвалил с "Костентина". Попрошу гребцов... Прощайте, дяденька! Так мамка выправится, дяденька?

            -- Сказано -- выправится! -- уверенно ответил "дяденька", пожимая руку Маркушки.

            И Маркушка побежал на Графскую пристань и спустился вниз.

            Через несколько минут безукоризненной гребли двенадцати гребцов в белых рубашках на катере были сразу убраны весла, и катер, тихо прорезывая прозрачную синеву воды, остановился у ступеньки пристани.

            Из катера выскочили два офицера -- один постарше, другой молодой -- и пожилой старший врач.

            Увидав Маркушку, молодой мичман остановился и спросил:

            -- Ты что здесь делаешь, Маркушка?.. Иди за мной, чертенок. Опять дам записку снести, и получишь гривенник...

            -- Никак невозможно, Михайла Михайлыч!..

            -- Отчего?

            -- Мать очень больна и велела дать знать тятеньке на "Констентине"... Может, отпустят... хоть на полчасика. Попросите, барин, за тятьку. А я при мамке... хожу за ней.

            -- А как фамилия твоего тятьки?

            -- Ткаченко... фор-марсовой, ваше благородие!

            Мичман достал из кармана книжку и карандаш, вырвал листок и на спине Маркушки написал просьбу отпустить на берег фор-марсового

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту