Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

1

            -- А кто может не дать воли... Сам царь ему Георгия прислал...

            -- Князь Менщик не пущает, Маркушка...

            -- Самый, значит, главный над всеми старик... Такой худой и храмлет... Видел его раз... Ничего не стоит против Нахимова.

            -- Лукав старик... Все хочет по-своему... И горд очень...

            Матроска, повторявшая мнение о главнокомандующем князе Меншикове со слов мужа, лихого марсового на корабле "Константин" и пьяницы, причинявшего немало неприятностей своей жене и единственному сыну Маркушке во время загула, закашлялась и не скоро отошла и могла говорить.

            Испуганная приступом кашля, больная с еще большим нетерпением ждала мужа, и ей казалось, что он нехорошо поступает... Дал знать через матросика, что забежит сегодня утром, а уж одиннадцатый час, а его нет...

            И она сказала:

            -- Ты, Маркуша, думаешь, что тятьку не спустили на берег?

            -- Очень даже не спустили по случаю француза... Ни одного матроса нет в слободке... А то тятька бы пришел!

            -- А ты сбегай, Маркушка, на Графскую пристань... Шлюпку с "Костенкина" увидишь и скажи, чтобы тятька отпросился... Мамке, мол, недужно...

            -- А как же ты одна?

            -- Позови Даниловну... Посидит. Верно, дома?

            -- Куда идти старой карге! -- не особенно любезно назвал Маркушка соседку, старую вдову боцмана.

            И прибавил деловитым заботливым тоном:

            -- А без меня смотри потерпи, мамка! Ежели шлюпка с "Костентина" будет, духом обернусь! Молоко около тебя поставлю и воду.

            Маркушка поправил одеяло и шубейку на больной, поставил у кровати кружку с молоком и чашку с водой, с серьезным видом потрогал голову матери и исчез.

            Через минуту он сказал Даниловне:

            -- Присмотрите за мамкой, бабушка... Бегу в город...

            -- Зачем, чертенок? -- сердито воркнула боцманша.

            -- Затем, что мамка послала... Посидите с ней... Будьте добренькая...

            -- Посижу... Плоха твоя мать... Ох, плоха...

            -- Вы, бабушка, перед ней не каркайте... Мамка выздоровит! -- решительно вымолвил Маркушка, сдерживая желание обругать Даниловну одним из ругательств, имеющихся у него в памяти в большом запасе.

            -- И очень ты дерзкий, дьяволенок... Весь в отца-пьяницу... Мать твоя только хорошая... Для нее и войду... А вы оба...

            Но конца Маркушка не слыхал.

            Выйдя от Даниловны, он не удержался, чтобы не сказать на улице: "Старая ведьма!" И затем во весь дух полетел вниз по переулку.

         

      II

           

            Он спустился до Петропавловской красивой церкви, пробежал мимо каменной стены, окружающей большой сад, около дома командира севастопольского порта , -- тот сад, куда нередко по вечерам перелезал через забор и лакомился виноградом и другими вкусными фруктами, -- и когда вышел на главную улицу, то с галопа прямо перешел на шаг.

            Во-первых, ему надо было отдышаться, а во-вторых, его поразило зрелище, которого он еще до сих пор не видал.

            И он даже приостановился.

            Он видел, что улица запружена матросами, которые на себе тащили большие орудия, и услышал, что орудия эти с кораблей и везут их на бульвар, чтобы поставить там, и на другие места на Южной стороне вокруг Севастополя.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту