Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

12

злобно бессильный, Пересветов взглянул на адмирала и вышел из каюты.

            Адмирал густо покраснел и стал продолжать рапорт.

         

      VI

           

            Пересветов возвращался на берег в Гонконг, хотя и очень расстроенный, но все-таки, по крайней мере, он знал, что с ним хочет сделать адмирал. Известность положения не так волнует, как неизвестность. И, несмотря на объявление Северцова, что он будет просить высшее начальство о предании своего товарища суду, Пересветов не терял еще надежды, что в Петербурге не поднимут дела и не отдадут под суд, а отнесутся "полегче".

            И министр, и другие более или менее влиятельные старики адмиралы посмотрят на эти обвинения в жестокости и в злоупотреблениях проще, трезвее и спокойнее "подлеца" Северцова, который готов погубить товарища из-за честолюбивого желания отличиться беспощадной карой.

            И когда Егор Егорович представлял себе многих адмиралов, с которыми был знаком не по службе только, а бывал у них в домах и играл с ними в преферанс, когда он вспомнил, что очень любим тестем, тоже старым адмиралом, то Пересветов еще более надеялся, что его не погубят. Ведь многие из них, когда были капитанами, запарывали не одного только матроса и не были без кое-каких слабостей в хозяйстве экипажа: и пользовались даровыми рабочими -- матросами, и делали экономии на обмундировании и довольствии нижних чинов. И, когда делались адмиралами, эти капитаны, наводившие прежде трепет на матросов, становились мягче и уж не пользовались -- да и не могли -- тем, чем пользовались раньше по обычаю, о котором хотя и не говорилось громко, но который не считался чем-нибудь позорным. Вот распустить команду, не держать судна в порядке, долго крепить паруса, ничего не понимать в своем деле -- это позор!

            Так как же эти почтенные и уважаемые служаки-адмиралы покарают того, кто делал то же, что делали в свое время и они, и попался "в передрягу" только потому, что имел несчастие нарваться на бессердечную, скрытную "собаку" Северцова и что появились какие то новые веяния -- черт бы их побрал! -- о которых, однако, не объявили приказом по флоту.

            Такие размышления занимали Пересветова, когда он ехал по заштилевшему рейду на адмиральской гичке. И после первой остроты отчаяния и страха за будущее его и его семьи он оправился настолько, что мог обсуждать свое положение.

            И тогда-то Егор Егорович мог вспомнить и общность взглядов, правил и привычек большей части дружной морской семьи, воспитанной тем же корпусом, и брезгливость выносить сор из избы, брезгливость да и боязнь, как бы не вызвать неудовольствия высшей власти, и главное, -- добродушную снисходительность к своему же моряку, если он попал "в неприятности" не по морской службе и не по серьезному нарушению дисциплины.

            "Тогда суди и наказывай!" -- мысленно произнес Пересветов.

            И будущее теперь казалось ему не таким уже отчаянным, как представлялось после беседы с адмиралом.

            Если Егор Егорович и не возносился чрезмерными надеждами, то все-таки надеялся не на что-нибудь ужасное, а только на "пакости", хотя и большие.

            Уж если и не замнут совсем дела о нем, чтобы не "опрохвостить" этого выскочку-адмирала, имеющего, по-видимому,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту