Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

6

        Штурман хотел было ответить, как с дивана вдруг мрачно и резко выпалил старший офицер:

            -- А хоть бы болезнь Никифорова, которого запороли... А гнилое масло у матросов?.. А... Да мало ли что... Или вы ничего не помните, Александр Иваныч?

            Ревизор принужденно засмеялся. Мичманы изумленно взглянули на старшего офицера, который присутствовал при наказании Никифорова, и опустили глаза. Все молчали. Снова наступила в кают-компании тяжелая напряженность.

         

      III

           

            Среди мертвой тишины на палубе "Кречета" раздался негромкий, слегка басоватый голос адмирала:

            -- Есть ли какие-нибудь претензии, ребята?

            И его серьезные глаза оглядывали особенно насупившиеся и встревоженные лица матросов...

            Прошла секунда, другая, и из фронта вышел пожилой, побледневший матрос Аким Васьков и, остановившись перед адмиралом, проговорил:

            -- Имею претензию, ваше превосходительство!

            -- Как твоя фамилия?

            -- Васьков, ваше превосходительство.

            -- Говори...

            -- Мочи нет терпеть, ваше превосходительство. Вовсе нудно от дёрки и боя, ваше превосходительство... За всякий пустяк наказывают... Господин капитан и старший офицер, ровно с арестантами, обращаются и наказывают, можно сказать, без всякого закона... Недавно пороли матроса Никифорова, когда уж он в омертвении был... И, когда пришел в чувство, его отправили в госпиталь, и там он помирает, ваше превосходительство... И за треть левизор жалованья не выдает... Просил -- так говорил: потом, мол... Шесть месяцев не выдают, ваше превосходительство. И, осмелюсь доложить, харч неправильный. Извольте обследовать мою претензию, ваше превосходительство.

            -- Я разберу... У кого еще претензия, ребята? -- спросил адмирал.

         

      0x01 graphic

           

            Тогда сразу вышло несколько десятков матросов. Они заговорили сразу.

            -- По очереди! -- промолвил адмирал.

            Лицо его по-прежнему было серьезно и спокойно.

            Все говорили почти одно и то же, что докладывал Васьков.

            Жаловались на безмерную порку, если на секунду опоздают марсовые крепить или отдавать паруса, и на "бой с повреждением"; жаловались на гнилое масло, на тухлую солонину, на порченые овощи...

            Претензию заявило человек сорок.

            Адмирал терпеливо выслушал жалобы, и когда последний жалобщик окончил, Северцов сказал:

            -- Все претензии будут рассмотрены, ребята.

            -- Покорно благодарим, ваше превосходительство! -- гаркнули вдруг весело матросы, как один.

            -- Защитите, ваше превосходительство! Прикажут за претензии отодрать до бесчувствия! -- раздался вслед за окликом голос Васькова.

            -- Васьков, подойди!

            Матрос вышел из фронта.

            -- Ты сейчас говорил?

            -- Точно так, ваше превосходительство!

            -- Почему ты предполагаешь, что тебя накажут?

            -- В прошлом году обсказывал на смотру такие же претензии начальнику эскадры, и как они изволили уехать, мне было дадено двести линьков, ваше превосходительство. В лазарет снесли опосля...

            -- За твои претензии не накажут. До свидания, ребята! -- проговорил адмирал.

            -- Счастливо оставаться, ваше превосходительство! -- крикнули

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту