Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

3

остановить истязание!

            До такой исполнительности он еще не доходил в течение своей морской службы!

         

      II

           

            В пятом часу дня корвет "Проворный" под адмиральским флагом на крюйс-брам-стеньге вошел, попыхивая дымком, на гонконгский рейд и стал на якорь вблизи от "Кречета".

            Капитан в полной парадной форме только что хотел идти на вельбот, чтобы ехать к адмиралу с рапортом, как сигнальщик доложил вахтенному офицеру, что адмирал отвалил от борта.

            -- К нам? -- спросил капитан, возвращаясь от парадного трапа.

            -- К нам! -- ответил молодой вахтенный офицер, взглянув на адмиральский вельбот.

            Капитан рассчитывал поговорить наедине с адмиралом и "подготовить" его на всякий случай по-товарищески к строгости с командой старшего офицера. И, почти растерянный, он снова вернулся к трапу и приказал выстроить команду во фронт, вызвать караул и господ офицеров для встречи адмирала.

            Через несколько минут, среди мертвой тишины, на палубу клипера вошел адмирал с новым флаг-офицером и приостановился, чтобы выслушать обычный рапорт вахтенного офицера.

            -- На клипере все благополучно! Воды в трюме -- один дюйм. Больных нет.

            Вслед за вахтенным офицером Пересветов с особенной служебной аффектацией подчиненного проговорил несколько взволнованным голосом, причем приложенные к треуголке короткие, толстые пальцы слегка вздрагивали:

            -- Честь имею донести вашему превосходительству, что на вверенном мне клипере все обстоит благополучно.

            -- Здравствуй, Егор Егорыч. Давно не видались! -- проговорил адмирал, пожимая руку капитана.

            С этими словами он направился к офицерам, выстроенным на правой стороне шканцев.

            Невысокий, худощавый, без импонирующего адмиральского вида завзятого моряка, а напротив, скромный и простой, не производивший впечатления строгого начальника своим серьезным, моложавым и довольно красивым лицом с темно-русыми бакенбардами и усами, он несколько застенчиво, краснея, подавал каждому офицеру свою маленькую руку в белой перчатке.

            Не промолвив никому ни одного из тех любезных или внушительных слов, которыми считают нужным начальники при первой встрече "ободрить" подчиненных, Северцов пошел к выстроенной по обеим сторонам шкафута команде.

            Без той молодцеватости в посадке и без зычности в голосе, какими обыкновенно приветствуют матросов адмиралы, -- "новый" без всякой внушительности и далеко не громко произнес обычные слова:

            -- Здорово, ребята!

            -- Здравия желаем, ваше превосходительство! -- ответили матросы.

            Но в этом ответе не было того громкого и веселого возгласа полутораста голосов, какой бывает обыкновенно на судах.

            Адмирал заметил это. Заметил и напряженно-взволнованные лица людей.

            По-прежнему молча спустился адмирал в палубу, молча и внимательно осматривал кубрик, шкиперскую и баталерную каюты, камбуз, заглядывал в некоторые офицерские каюты и только спросил врача, заглянув в пустой лазарет:

            -- И на берегу нет больных?

            -- Есть, ваше превосходительство. Матрос Никифоров в госпитале.

            -- Что с ним?

            -- Скоротечная чахотка.

            -- Опасен?

            -- Очень.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту