Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

7

флагом идет, ваше благородие!

            Мичман Загорский взглянул в бинокль в даль рейда.

            Действительно, из-за острова показался русский корвет, который полным ходом шел на рейд, слегка попыхивая дымком из белой горластой трубы.

            -- Позывные! -- весело скомандовал мичман.

            На крюйс-брам-стеньге взвились позывные: "Могучий". На адмиральском корвете ответили своими позывными: "Коршун".

            -- К салюту! Дать знать капитану и старшему офицеру! -- сделал распоряжение Загорский.

            Все глаза жадно устремились на приближавшийся корвет под флагом адмирала с "большим рассудком", и лица матросов светились надеждой.

            Съезд на берег был отставлен. Баркасные подали баркас на бакштов и поднялись на палубу.

            -- К салюту приготовиться! -- крикнул выбежавший наверх капитан.

            Но в ту же минуту на адмиральском корвете был поднят сигнал: "Не салютовать".

            Корвет приближался. Капитан спустился и через две-три минуты поднялся на мостик в мундире, треуголке, при сабле на боку, готовый ехать к адмиралу с рапортом, как только "Коршун" бросит якорь.

            Капитан был чуть-чуть бледен.

            -- Небось боится адмирала! -- шептали матросы.

            Уж "Коршун" был близко и несся прямо на корму "Могучего".

            -- Команду во фронт!

            Матросы выстроились по обеим сторонам шкафута. Офицеры -- на шканцах. Капитан, старший штурман и старший офицер, повернувшись лицами к приближающемуся корвету, стояли на мостике и могли разглядеть "нового" начальника эскадры, который зорко оглядывал "Могучий".

            Стояла мертвая тишина. Слышно было, как на "Коршуне" скомандовали:

            -- Малый ход!

            "Коршун" "резал" корму "Могучего".

            Все офицеры на "Могучем" держали руки у козырьков. Приложил руку к козырьку и адмирал, но, казалось, не взглянул на капитана.

            Пройдя почти вплотную около "Могучего", адмиральский корвет круто повернул и пошел по борту "Могучего".

            -- Здорово, ребята! -- раздался громкий и приятный голос адмирала.

            -- Здравия желаем, ваше-ство! -- раздался ответный крик полутораста матросов.

            "Коршун" обошел "Могучего" и бросил якорь.

            В ту же минуту капитан отвалил от борта и направился к адмиралу.

            Матросов распустили из фронта.

            Между ними шли разговоры об адмирале. Все находили, что, судя по лицу, он с большим рассудком. Даже по голосу его нашли признаки того, что он, верно, "добер".

            Еще бы! Им так хотелось, чтобы он был "добер" и освободил наконец от Собаки.

            Капитан что-то долго не возвращался.

            Наконец вельбот пристал.

            -- Была, значит, выволочка! -- шепнул боцман.

         

      VI

           

            Действительно, капитан взошел на палубу, видимо расстроенный.

            Что-то растерянное, жалкое и недоумевающее было в его осунувшемся и словно постаревшем лице.

            Он вошел в каюту, беспомощно опустился в кресло и задумался.

            Наконец он переоделся и велел Никишке позвать старшего офицера.

            -- Не приказывайте унтер-офицерам ловить этого подлеца... Оказывается, нельзя! -- с кислой усмешкой проговорил Нерешимов.

            -- Я уже передал ваше приказание, Петр Александрович!

            -- Отменить.

   

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту