Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

6

ответил, что не может исполнить такого приказания.

            На мгновение капитан опешил.

            -- Под арест! -- крикнул он и этим, казалось, разрешил вопрос о своем капитанском престиже.

         

      V

           

            -- Первая вахта, собирайся на берег! -- весело прокричал боцман Рябов после того, как проделал руладу на свистке.

            И боцман хотел было спуститься на кубрик, чтобы приодеться на берег, где рассчитывал основательно попробовать виски, о которой рассказывали шлюпочные, как с вахты крикнули:

            -- Подшкипер, баталер, боцман и унтер-офицеры первой вахты, на ют!

            Они тотчас же явились к старшему офицеру, недоумевающие, что их позвали не на бак, где обыкновенно объяснялся старший офицер по служебным делам.

            Перед этими "баковыми аристократами", которых Иван Иванович, случалось, без малейшего стеснения, в минуты служебного гнева, и бил и наказывал линьками, в настоящую минуту чувствовал себя сконфуженным, словно бы виноватым и заслуживающим больше чем неодобрения. Но, чтобы скрыть свое смущение, он представился сердитым и старался таращить свои круглые, далеко не злые глаза, когда умышленно строгим тоном сообщил, что будет выдана денежная награда тем из собравшихся, которые доставят на корвет изменника, нарушившего царскую присягу, -- беглеца Трофимова.

            И, словно чтобы показать, что не он отдает это приказание, Иван Иванович еще суровее прибавил:

            -- Капитан приказал мне передать это вам... Слышали?

            Несколько секунд длилось молчание.

            И боцман Рябов первый проговорил, опуская глаза:

            -- Слушаю, ваше благородие, но только никак невозможно, ни за какие деньги... Вовсе обидно боцману, ваше благородие! Я, кажется, не замечен...

            -- И где его найти, ваше благородие! -- прибавил более дипломатичный подшкипер.

            -- Осмелюсь доложить, ваше благородие: нет такого закон-положения, чтобы ловить людей в Америке!.. За это тебя ж обвиновят американцы... И не дадут ихнего Трофа! -- промолвил баталер.

            -- Какого там Трофа? -- спросил старший офицер.

            -- Да самого Трофимова, ваше благородие... Он теперь во всей форме быдто американец!

            Другие молчали. Но их подавленные лица явно показывали, что приказание капитана не будет исполнено.

            -- Я вам передал приказание... Живо собирайся на берег! -- вдруг свирепо крикнул старший офицер.

            Но, несмотря на этот тон, все понимали, что Иван Иванович не сочувствует приказанию капитана.

            Весть о приказании капитана вызвала среди матросов чувство негодования.

            -- Чем выдумал облещивать Собака! -- говорил, одевая чистую рубаху, Лещиков. -- Полагает, найдутся Иуды...

            И, увидав одного унтер-офицера, на которого не надеялся, Лещиков громко прибавил:

            -- Посмей кто тронуть Трофимова, искровяним до смерти! Ты это помни, шилохвостый унтерцер!

            -- А ты что зря лаешься, Лещиков! -- вступился, подходя, боцман. -- Небось не найдется бессовестной души на конверте, чтобы заманить беглого... Так и стали ловить!.. Пусть Собака зря посылает.

            Матросы первой вахты, приодетые, стали выходить на палубу, как вдруг сигнальщик крикнул вахтенному мичману:

            -- Конверт под адмиральским

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту