Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

3

бери, мол!

            -- Офицер на такую подлость не пойдет... И городовой не послушает... Это ты по своей подлой выдумке прешь...

            Чем более Лещиков втайне смущался доводами Никишки, тем сильнее горячился и презрительнее взглядывал на Никишку, испытывая желание раскровянить его "продувную морду".

            Никишка увидал, что Лещиков "на точке", примолк и снова закурил сигару.

         

      III

           

            В это время в кружок вошел баталер Иванов.

            -- Вы это о чем? -- небрежно спросил он, закуривая трубку.

            -- Да вот насчет Трофимова, Петрович! -- взволнованно проговорил Лещиков, питая к старому унтер-офицеру некоторую слабость, как к заведующему раздачей водки, который иногда позволял Лещикову выпить две чарки вместо положенной одной, если Лещиков покупал вторую чарку у кого-нибудь из непьющих.

            -- Относительно какого, примерно сказать, обстоятельства? -- задал вопрос баталер, любивший в качестве бывшего писаря выражаться, как он говорил, "по-благородному".

            -- Да вот шельма Никишка брешет, что Трофимова обязательно поймают... для этого и Собака на берег уехал -- ловить!

            -- Ни в жисть. Это одно "благоухание"! -- авторитетно произнес баталер.

            Он любил это слово и употреблял его в разных, им же придуманных смыслах, когда хотел выразить что-нибудь невозможное или не стоящее внимания.

            И нередко, когда кто-нибудь просил Петровича разрешить вторую чарку, он отвечал:

            -- Проваливай! Это одно благоухание!

            -- Так не поймают, Петрович? -- обрадованно спросил Лещиков.

            -- Никто и ловить не станет, хоть десять концырев проси у всех губернаторов...

            -- Ну? -- недоверчиво протянул Никишка.

            -- То-то "ну". А ты не нукай, беспардонная Никишка, коли тебе объясняют, чего ты понять не в силе своего рассудка... Тоже о себе много полагаешь!..

            -- Диковинно что-то, по моему рассудку, Иван Петрович! -- заискивающе промолвил Никишка.

            -- Нет ничего диковинного для образованного человека! Обмозгуй, ежели в малом понятии, Никишка! Ничего концырь не поделает, как ни постарайся для твоей Собаки! Он скажет здешнему начальству: "Пожалуйте мне беглого российского матроса первой статьи Федора Трофимова, сделайте такое одолжение, господа сенаторы!" А сенаторы ему в ответ: "По какой такой причине? Чем виноват мистер Троф?" Это американцы, наверно, так уж обозвали по-своему Трофимова, чтоб не копаться! -- вставил баталер и продолжал за сенаторов: -- "Убил ли Троф, или украл? Ежели, мол, дадите доказательство, мы будем ловить Трофа и судить по своим закон-положениям. А ежели доказательства нет, то какие мы имеем права ловить и судить человека?.. У нас вольная сторона... Живи кто хочет".

            На лицах матросов светились удовлетворенные улыбки.

            Матросик радостно промолвил:

            -- Небось Петрович зря не скажет. Он все знает!

            -- Ну что, вестовщина, слышал? -- насмешливо спросил Лещиков.

            -- Уши-то есть... Только и Собаку слышал... Он в уверенности поехал на берег! -- заметил Никишка.

            -- Сдурел от бешенства и в уверенности. Вроде быдто под хвост перцу Собаке подсыпали... А как вернется, небось поймет образование! -- категорически промолвил

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту