Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

2

      -- То-то и есть! -- радостно подтвердил молодой матросик.

            -- Нет такого закона, чтобы вернуть беглого, ежели он ничего дурного не сделает... Небось, как в прошлом году Трофимов скрылся, его и не ловили... Концырь тогда сказывал, что никак, мол, нельзя!..

            Так говорил Лещиков, а в душе трусил за товарища. Просветлели и матросы.

            -- Вот то-то и есть! Собака из-за самого этого и распалился! -- сказал Никишка. -- И вчера зверствовал надо мной и сегодня. А старшего офицера призвал и ему обсказал, как этто встрел на улице Трофимова. "Идет, говорит, подлец, и ровно господин какой... Форсисто одетый в вольной одеже, в штиблетах и цигарку курит. Можете, говорит, это понять?" Это Собака старшего офицера спрашивает, а сам со злости ажно побелел. Старший офицер молчит, а Собака шипит, точно глотку перехватило: "И ведь смотрит на меня; изменник присяги и, подлец, еще смеет смотреть... Хучь бы не смел показываться... Ну, говорит, я окликнул: такой, мол, сякой... "Ты присягу нарушил и обязан вернуться, ежели не есть подлец!" А он-то: "Я, говорит, здесь не такой-сякой, а вольный человек и вернуться не согласен. А ты, говорит, проваливай". И еще шляпу в насмешку приподнял и пошел"... После этого Собака к концырю... да не застал концыря. И сказывал старшему офицеру, что ежели концырь не поймает Трофимова, то дойдет до губернатора и всю полицию грозит поставить, чтобы вернули ему изменника... "Узнает, мол, тогда, как присягу нарушать! Я, говорит, ему шкуру сниму да под суд отдам... Пусть скрозь строй пройдет!"

            Никишка не без удовольствия передавал эти подробности. И, словно бы желая возбудить в слушателях мрачные опасения, прибавил:

            -- Как бы не сцапали Трофимова... Не показывайся Собаке на глаза! Не дерзничай!

            Матросские лица омрачились.

            И вдруг раздались подавленные голоса:

            -- Тогда Трофимову крышка!

            -- Собака-злодей изничтожит!

            -- И какой душевный матрос был!

            -- А в гроб вгонит человека!

            А Никишка, словно бы подтверждая этот приговор, проговорил:

            -- Очень даже просто!

            -- А ты не каркай! -- взволнованно и сердито сказал Лещиков. -- Ты ведь и врать поперек себя толще!

            -- Что мне врать?.. Какая такая причина врать!.. Что слышал, то и обсказал...

            -- Довольно даже подло обсказываешь... Разве не знаешь, что мериканская полиция не может забрать Трофимова... Да он, может, теперь и не Трофимовым прозывается, а мериканцем... Небось у них и пачпортов нет, а не то что прописка... Поймай-ка. Выкуси! Так и поймал со своей Собакой, беспардонная душа!

            -- Ты что лаешься? Разве я ловить буду?.. А я тоже беру в понятие, что люди говорят... Очень даже хорошо понимаю насчет пачпортов, а небось полиция и без прописки все знает... Разыщет... И российского человека нетрудно разыскать... Он сейчас себя окажет! -- настаивал Никишка не столько из уверенности в поимке беглеца, сколько из злобного чувства к Лещикову.

            -- И опять врешь... Теперь Трофимов в вольной одеже совсем другой стал на вид человек... Как, мол, найти, что он Трофимов... Всех жителев, что ли, пересмотрит Собака?

            -- На пристани увидит наш офицер да сейчас городовому:

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту