Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

1

            Пожилой, коренастый и далеко не казистый фор-марсовой, невоздержанный на язык, особенно после возвращения с берега, когда пьянее пьяного вслух мечтал о таком "закон-положении", по которому всех капитанов и офицеров "собак" будут гонять "скрозь строй -- войди, мол, в понятие", -- этот "занозистый" матрос, как называла его команда корвета, не без презрительной усмешки, спокойно кинул:

            -- Скажи, какой обидчистый!.. Так и сбежит?

            -- Начху на Собаку и сбегу! -- хвастливо повторил Никишка, разумеется, и не думавший о побеге.

            -- Меня и без денег форменно лупцуют, и за дело, и по спопутности, а ты, беспардонная вестовщина, в отместку за бой и лупцовку небось шаришь капитанские карманы!.. Сколько вчера нашел монет, Никишка?

            В кучке засмеялись.

            -- А если б и нашел? -- с нахальным задором ответил Никишка.

            -- То-то, прикопливаешь к России.

            -- Так что же? Я и после берега в полном своем рассудке и по присяге завсегда в вежливом повиновении у Собаки! Можешь это понять, Лещиков, по своей отчаянности?.. А Собака как со мной? И боем донимает, и на бак гоняет: "для полировки, мол, крови". Ты обмозгуй, что я безотлучен при Собаке и день и ночь. Так ежели он в таком подлом, можно сказать, карахтере со своим вестовым, я и не смей тогда упользоваться какой-нибудь мелочишкой?

            -- Шкуру твою велит снять, ежели поймает тебя, Никишка, в своих карманах!.. Это ты помни! -- промолвил Лещиков.

            -- Меня, Никишку, поймает!

            -- А ты думал, ни разу не поймал, так не попадешься?

            -- Это который дурак, тот влопается, а я, слава богу, матрос с рассудком! -- самодовольно воскликнул Никишка, видимо уверенный в том, что шкуру с него не снимут...

            И после паузы не без апломба продолжал:

            -- Собака и не знает, сколько у него по карманам мелких денег. В "портамете" считает, а мелочью брезговает. И что ему, Собаке, ежели вестовому перепадет? Небось я портамета евойного не касаюсь... Коснись, тогда форменно украл. А ежели да за свою каторжную жизнь франок, шильник, да много-много пятьдесят центов прибрал -- это вроде быдто нашел... Все равно, обронить мог на берегу Собака!.. Или взял цигарку... Скажи пожалуйста, какая беда!..

            Никишка так горячо и возбужденно защищал право деликатных находок в карманах капитана, которого можно звать Собакой, и притом так моргал лукавыми глазами, что едва ли все слушатели поверили его защитительной речи и верно подозревали, что Никишка несравненно шире пользуется забывчивостью капитана, чем говорит.

            Все молчали. Даже Лещиков не поднимал спора.

            Тогда Никишка проговорил:

            -- Очень Собака надеется... Пожалуй, и поймает на берегу!

            -- Да ты про кого это? -- нетерпеливо спросил кто-то.

            -- Про Трофимова... Собака вчера встрел его в городе и сегодня поехал за ним. "Со дна, говорит, достану подлеца!"

         

      II

           

            Эта новость произвела сильное и тяжелое впечатление. Вся команда любила и жалела беглеца -- тщедушного матроса, не стерпевшего частых порок и сбежавшего с корвета.

            Несколько мгновений стояло молчание.

            И наконец Лещиков решительно проговорил:

            -- Так и поймал!

   

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту