Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

9

ты и есть. "Почтешь за долг"! А воображаешь: умница", -- подумал адмирал.

            Зато "грек", получивший и на свою долю несколько любезных слов, таял и рассыпался в восторженно-льстивой благодарности.

            Тем временем в нескольких шагах от отца графиня болтала со старшим офицером.

            Это была брюнетка лет тридцати, эффектная и красивая, с надменно приподнятой головой, бойкая и самоуверенная, словно бы имеющая право сознавать и неотразимость красоты лица, и привлекательность своих форм и роскошного сложения.

            Казалось, она хорошо знала, чем именно привлекает мужчин, и словно бы нечаянно показывала Курчавому то руки, то ослепительную шею и, играя черными, слегка вызывающими и смеющимися глазами, говорила старшему офицеру:

            -- У вас очень мило... Мне понравилось... И какие вы, господа моряки, любезные...

            И, бесцеремонно оглядывая красивого блондина значительным, и пристальным, и ласковым взглядом красивого и холеного животного, вдруг с дерзкой насмешливостью проговорила:

            -- А вы, кажется, имеете здесь репутацию опасного... Очень рада видеть местную знаменитость.

            Курчавый, самолюбиво польщенный, вспыхнул и с напускною серьезностью сказал:

            -- Репутация, графиня, незаслуженная...

            -- Не совсем, я думаю... Приходите -- поболтаем! -- почти приказала она.

            Курчавый, снимая фуражку и наклоняя голову, спросил:

            -- Когда позволите?..

            -- А сегодня, в семь часов...

            Его светлость повел бесстрастные глаза на дочь.

            "Новый каприз!" -- подумал он и поморщился.

            "Проблематическая" репутация единственной дочери, жены известного сановника, товарища князя по пажескому корпусу, давно уж была болячкой князя, и уж он только смущался теперь забвением "апарансов" красавицы графини.

            Его светлость опять взглянул на дочь.

            Но она не обратила внимания на значительный, предостерегающий взгляд отца, который -- графиня хорошо знала -- говорил: "Люди смотрят!"

            -- С чего прикажете начать, ваша светлость? -- слегка аффектированным тоном младшего по должности и по чину спросил адмирал, прикладывая руку к козырьку своей белой фуражки, слегка сбившейся на затылок.

            -- Я в вашем полном распоряжении, любезный адмирал! -- с подавляющей любезностью ответил князь и тоже немедленно приложил два длинные пальца руки в перчатке к большому козырьку фуражки, надвинутой, напротив, на лоб.

            -- Угодно вашей светлости сперва посмотреть артиллерийское учение, потом парусное?.. Или пожарную тревогу прикажете, ваша светлость? -- настойчивее спрашивал адмирал, продолжая играть роль подчиненного.

            -- Так покажите мне, любезный адмирал, сперва ваших молодцов матросов-артиллеристов и затем лихих моряков в парусном учении... Больше я не злоупотреблю вашей любезностью, адмирал.

            -- Слушаю-с, ваша светлость.

            Адмирал позвал к себе вахтенного офицера и приказал:

            -- Барабанщиков.

            Старший офицер, слышавший разговор двух стариков, похожих в эту минуту на "ученых обезьян", извинился перед графиней и бегом бросился к компасу, чтобы подменить вахтенного лейтенанта и командовать авралом.

            И, слегка перегнувшись через поручни полуюта,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту