Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

8

помощь к растерявшемуся лейтенанту.

            -- И прехорошенькая-с, Аркадий Сергеич... Да-с! И сложена... и... Одним словом -- есть на что посмотреть... И... шельмоватая-с... Любит, что показать-с, -- сказал, смеясь, адмирал.

         

      V

           

            Высокий и прямой старик в военном сюртуке с генерал-адъютантскими эполетами и эффектно одетая молодая блестящая женщина ровно в одиннадцать часов вступили на палубу "Султан Махмуда".

            Адмирал, капитан и вахтенный офицер приняли почетных гостей у входа. Встреча была парадная, как полагалось по уставу. Музыка играла марш. Команда выстроена была во фронте. На шканцах стоял караул, и офицеры, в сюртуках и в кортиках, вытянулись в линию. Во главе стоял красивый старший офицер.

            Его светлость, не отнимая руки в белой замшевой перчатке, отдавал честь и подошел с дочерью к офицерам. Адмирал представил их гостям. Князь протянул старшему офицеру руку. Пожимая руку Курчавого, графиня на секунду приостановилась, бросила на него быстрый любопытный взгляд и двинулась за отцом. Он всем подавал руку... То же делала и дочь. Штурманам и двум врачам его светлость руки не подал. Графиня любезно пожала им руки.

            "Молодчага!" -- подумал Максим Иваныч, видимо, не очень-то довольный "накрахмаленным" видом его светлости.

            Затем князь поздоровался с матросами. Те так рявкнули, что князь едва заметно поморщился. Обойдя фронт по обеим сторонам, он вместе с молодою, высокою и цветущею графиней пошел по приглашению адмирала "заглянуть вниз, в палубу".

            Между тем приказано было разойтись.

            Матросы, видимо, были чем-то удивлены и сдержанно хихикали на баке.

            -- Вы что, черти, зубы скалите? -- вполголоса спросил старший боцман одного матроса, подошедшего покурить.

            По "политическим" соображениям старший офицер приказал Крякве не быть на палубе при осмотре, и боцман наскоро курил трубчонку.

            -- Как же, Карпо Тимофеич. Щуплая -- графиня-то?

            -- То-то и я полагал: сучонка. А как есть форменная сука. Должно, не пужливая! -- тихо промолвил старый боцман и, сплюнув в кадку, усмехнулся.

            После того как гости в сопровождении адмирала, капитана и старшего офицера обошли все палубы, заглянули в пустой лазарет и побывали в кают-компании, все вернулись наверх и поднялись на полуют.

            -- Я в восхищении от безукоризненной чистоты и порядка на корабле. И какой бравый вид у матросов! Какая идеальная тишина, любезный адмирал! Я вижу больше того, что ожидал, любезный адмирал! -- говорил князь утонченно-любезно, протягивая слова и чуть-чуть в нос. -- Почту за долг лично доложить, когда возвращусь в Петербург, -- прибавил князь с особенною аффектацией серьезной почтительности в тоне, словно бы желая осчастливить этого "маловоспитанного моряка", каким считал князь адмирала.

            Адмирал не был особенно тронут комплиментами его светлости, ничего не смыслившего в морском деле и словно бы удивлявшегося, что на корабле Черноморского флота чистота и порядок. И это снисходительное высокомерие в дурацкой манере звать "любезным адмиралом", и желание облагодетельствовать своим докладом, и апломб... все это начинало раздражать самолюбивого адмирала.

            "Брандахлыст

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту