Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

12

постель, его трясло точно в лихорадке. Он был бесконечно счастлив и в то же время страшно трусил, что вдруг все откроется и отец прикажет его самого отдать в арестанты.

         

      VI

           

            Проснулся он на другой день поздно. Няня стояла перед ним. Он вспомнил все, что было ночью, и поглядел на нее. Ничего. Она, по обыкновению, ласковая и добрая, -- видно, ни о чем не догадывается. На голове ее другой платок.

            -- Ишь, соня... Заспался сегодня... Вставай, уже девятый час...

            Вася быстро поднялся, оделся и позволил сегодня няньке расчесать основательно свои кудри.

            -- А не видал ты где-нибудь, Васенька, моего платка с головы? Искала, искала -- нигде не могла найти, точно скрозь землю провалился! -- озабоченно проговорила она, обыскивая Васину кровать.

            -- Нет, няня, не видал.

            -- Чудное дело! -- прошептала старуха.

            -- Да ты, няня, не тревожься. Я тебе новый платок куплю.

            -- Не в том дело... Не жаль платка, да куда он девался?

            И когда Вася был готов, няня сказала:

            -- А папенька сердитый сегодня.

            -- Отчего?

            -- У нас, Васенька, беда случилась.

            -- Беда? Какая беда, няня?

            -- Один арестант из сада убежал утром.

            У Васи радостно забилось сердце. Однако он постарался скрыть свое волнение и с напускным равнодушием спросил:

            -- Убежал? Как же он убежал?

            -- То-то и диво. Только что хватились... Платье свое арестантское оставил и убежал... Все дивуются, -- откуда он достал платье... Не голый же ушел... Теперь идет переборка. Всех допрашивает конвойный офицер... И папеньке доложили... Прогневался... Вдруг из губернаторского сада арестант убежал!

            Ни жив ни мертв явился Вася в кабинет отца. Действительно, адмирал был не в духе, и в ответ на обычное "здравствуйте, папенька" -- только кивнул головой. С облегченным сердцем ушел Вася, убедившись, что отец ничего не знает, и вскоре услышал крики отца, который распекал явившегося к нему с рапортом полицмейстера.

            Вася целый день провел в тревоге, ожидая, что вот-вот его позовут на допрос к отцу.

            Но никто его не звал. За обедом отец даже был в духе и соблаговолил сказать адмиральше, высокой, полной, пожилой женщине, сохранившей еще следы былой красоты:

            -- А ты слышала, что сегодня случилось? Каналья арестант убежал из нашего сада.

            -- Как же это он мог?

            -- Арестанты показывают, что у него с собою узелок был, когда их вели с блокшива... Верно, там платье и было... Он переоделся и убежал... Комендант совсем распустил их... Уж я ему говорил... И конвойные плохо смотрят... Ну, да недолго побегает... Сегодня или завтра, верно, поймают... Как проведут сквозь строй, не захочет бегать!

            У Васи екнуло сердце. Неужели поймают?

            Однако, когда через несколько дней мать спросила отца, поймали ли арестанта, тот сердито отвечал:

            -- Нет... Словно в воду канул, мерзавец! И никак не могли узнать, откуда он достал платье!

            Когда через неделю Вася уже совсем успокоился и вышел утром в сад, пожилой арестант с всклоченными черными бровями, срезавший гнилые сучья с дерева, таинственно поманил мальчика к себе и, когда тот подошел к нему,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту