Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

27

во время возбуждения он слегка заикался...

            -- Во время сражения не надо брать с собой багажа, Иван Андреич...

            -- Какой у мичмана багаж... Вы, Михаил Петрович, вздор говорите-с...

            И адмирал круто повернулся от старшего офицера, к которому очень благоволил, как к отличному моряку...

            Уж он в нетерпении стал хрустеть пальцами, сжимая обе руки, как от борта "Голубчика" отвалил баркас и под парусами, то скрываясь в большой океанской волне, то вскакивая на нее, несся к корвету.

            Лицо адмирала прояснилось. Баркас шел лихо, и паруса стояли отлично.

            "И из-за чего это он каждый день кипятится? Из-за чего никому не дает покоя? -- размышлял Николай Афанасьевич, принужденный оставаться наверху, вместо того чтобы кейфовать внизу. -- Кажется, и карьера блестящая -- человек на виду, всего достиг, чего только можно в его годы, командуй спокойно эскадрой, а то нет... всюду сует свой нос, неизвестно для чего переводит в океане офицеров, ссорится с высшим начальством, допекает гардемаринов... Чего ему неймется!"

            Так размышлял сибарит Николай Афанасьевич и нетерпеливо ждал: скоро ли окончится вся эта суматоха и он напьется чаю, как следует порядочному человеку.

            Баркас пристал к борту, и мичман Петров далеко не с радостной физиономией представился капитану.

            -- Очень рад служить вместе! -- приветливо и добродушно промолвил капитан.

            -- А вы, господин Петров, отлично шли на баркасе... Здравствуйте... -- Адмирал протянул руку. -- Только зачем вы так долго собирались?.. Не хотели, что ли, на "Резвый"? -- пошутил адмирал.

            "Очень даже не хотел!" -- говорило кислое лицо мичмана.

            -- Я, ваше превосходительство, кажется, скоро собрался...

            -- А мне кажется, что долго-с, -- резко проговорил адмирал.

            Мичман смутился.

            -- Надеюсь, вы будете так же хорошо служить на "Резвом", как на "Голубчике"... Мне вас хорошо аттестовал ваш командир... Будем, значит, приятелями! -- поспешил подбодрить смутившегося мичмана адмирал, только что его оборвавший... -- Можете идти.

            Когда маленький лейтенант явился откланяться адмиралу, он сказал:

            -- Прошу не думать, что я перевожу вас по каким-нибудь причинам. Никаких. Считаю вас хорошим офицером... Вам будет небесполезно поплавать на таком образцовом военном судне, как "Голубчик"... С богом, Василий Васильич...

            И адмирал крепко пожал его руку.

            Через четверть часа оба судна снялись с дрейфа и, поставив все паруса, снова понеслись по десяти узлов в час.

            Подвахтенным просвистали вниз, и капитан наконец спустился к себе в каюту и мог основательно заняться чаем.

            Ушел к себе и адмирал и через час послал

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту