Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

25

А главное, ведь он второй год плавает на "Резвом". Привык и к доброму графу Монте-Кристо, как называли на "Резвом" подчас капитана Николая Афанасьевича, и к славному старшему офицеру, и к сослуживцам, и к каюте, и к Ворсуньке, своему вестовому... И вдруг... Но сердись не сердись, а надо поскорей собираться.

            И моряк, которого судьба была так круто изменена беспокойным адмиралом, побежал вниз, в свою каюту, в которой обжился и где все было так удобно прилажено и убрано, и стал с помощью своего вестового Ворсуньки укладываться с тою быстротой и стремительностью, с какими собирают свои пожитки люди, застигнутые пожаром. Сапоги летели к японской вазе, мундир -- к сапожным щеткам, и многочисленные фотографии хорошенькой пухлой блондинки (не то невесты, не то кузины -- это был секрет лейтенанта) -- к грязному белью... Разбирать было нечего. Поневоле приходилось профанировать святые чувства ("прости, Нюточка!")... Всего полчаса времени ("ах, проклятый брызгас!"). Надо еще покончить кое-какие делишки: получить у ревизора жалованье за месяц и остаток порционных, отдать старшему артиллеристу сорок долларов долгу и получить -- хотя и сомнительно, что сейчас получишь, -- десять долларов с одного гардемарина... Надо, наконец, проститься с товарищами.

            -- Вали, вали, Ворсунька!..

            -- Боязная штучка, ваше благородие, -- говорил вестовой, не зная, куда деть изящный веер из перьев, которым Нюточке предстояло обмахиваться в кронштадтском собрании.

            -- Заверни в бумагу или... куда, в самом деле, положить?.. Клади в треуголку...

            -- Как бы не повредить штучку... Штучка нежная, ваше благородие.

            -- Так заверни, Ворсунька, в одеяло... Жаль мне, брат, что я с тобой расстаюсь...

            -- И мне жалко, ваше благородие... Славу богу, жили с вами хорошо. Обиды от вас не видал...

            -- И ты мне служил хорошо... Вот возьми себе этот пиджак... и сапоги старые бери... Ах, Ванька-антихрист! Ах, чертова перечница!

            -- Премного благодарны, ваше благородие! -- проговорил вестовой и подумал: "Ишь как он отчесывает адмирала!"

            -- Счастливец вы, Василий Васильевич, -- проговорил Снежков, останавливаясь у порога каюты.

            -- Покорно благодарю, хорошо счастье! Вы вот все пойдете в Австралию, а я...

            -- Так зато, подумайте: ведь не будете адмирала видеть... За одно это я охотно пожертвую всякими Австралиями... Ей-богу...

            -- Вам надо, Владимир Андреич, от нервов лечиться...

            -- Вам вот смешно... Уж я бром принимаю, а как он заорет...

            -- Febris gastrica?

            -- То-то и есть... Я бы с восторгом с вами "перепустился" .

            -- Суньтесь-ка к адмиралу... Попросите его...

            -- Разве это возможно!

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту