Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

24

этим, по его мнению, дурацким вопросом, и уставил на "придворного суслика" свои круглые глаза, выражение которых, казалось, говорило: "И какой же ты, братец, дурак!"

            -- Я полагал, ваше превосходительство...

            -- А вы не полагайте-с!.. Перевод состоится здесь же, сейчас... Пусть Петров переберется через полчаса...

            -- Слушаю, ваше превосходительство, -- отвечал флаг-капитан, изумленный этим неслыханным переводом с одного судна на другое среди океана.

            "Положительно сумасшедший!" -- решил "придворный суслик" и медленно, слегка изгибаясь туловищем, направился к флаг-офицеру передавать адмиральское приказание.

            Эта тихая походка, совсем непохожая на ту, быструю и торопливую, почти бегом, какой обыкновенно ходят моряки, исполняя служебные поручения, мгновенно озлила беспокойною адмирала и, так сказать, переполнила чашу его нерасположения к флаг-капитану. Вся его вылощенная, прилизанная худощавая фигура показалась ему донельзя оскорбляющей его морской глаз и понятие о бравом моряке.

            -- Этакая...

            Он, однако, благоразумно воздержался от произнесения весьма нелестного эпитета женского рода и крикнул, точно ужаленный:

            -- Аркадий Дмитрич! На военных судах не ползут, как черепахи-с, а бегают-с!..

            Флаг-капитан рванулся, точно лошадь, получившая шенкеля.

            Распоряжение адмирала удивило и капитана, и всех офицеров, не плававших раньше с ним.

            И Николай Афанасьевич, оторванный от чая и бутербродов, сердито недоумевал: к чему это на "Резвый" назначают еще офицера, когда их и так довольно.

            Старший офицер скоро разрешил его недоумение.

            -- От нас кого-нибудь переведут... Он, верно, не решил еще -- кого... Смотрите -- думает! -- проговорил Михаил Петрович, оглядываясь на адмирала.

            Действительно, адмирал ходил по юту в каком-то раздумье.

            Наконец, видимо, решивши вопрос, он подозвал капитана и сказал:

            -- Лейтенант Николаев переводится на "Голубчик"... Потрудитесь приказать ему через полчаса собрать все свои вещи и быть готовым уехать на баркасе, который придет с "Голубчика".

            -- Есть! -- отвечал капитан.

            -- Да пока мы лежим в дрейфе, пусть команда выкупается в океане! -- прибавил адмирал. -- Вербицкий! Сделайте сигнал: команде "Голубчика" купаться!

            Когда маленький лейтенант с черными усами узнал о своем переводе, он, несмотря на всю свою философию и уверения, что привык к адмиральским разносам, был весьма неприятно изумлен и мысленно изругал адмирала, совсем не сообразуясь с правилами морской дисциплины.

            Еще бы! Вместо приятной надежды на Сидней и Мельбурн со всеми их удовольствиями -- иди в Новую Каледонию... Ах, глазастый черт!

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту